Судьба и здоровье. Переход на главную страницу.

 

 

Развивающие тексты 

 

 

Для развития голоса, улучшения дикции и повышения эмоциональности лучше всего использовать нейтральные тексты, свободные от ваших личностных переживаний, и, к тому же, более подходящие для этой цели, нежели ваши частные аффирмации, к чтению которых целесообразно перейти несколько позже.

 

Наиболее подходящими нам представляются произведения в стихах или в прозе, написанные с активной жизненной позиции, наполненные жизнеутверждающими концепциями и позволяющие чтецу проявить свои чувства, которые надо читать по нескольку раз день, соблюдая при этом правила речевого дыхания и артикуляции, а также вкладывая в них всю силу эмоций, на которую вы способны. Вы можете подобрать стихотворения по своему вкусу или использовать, например, вот эти:

 

Невроз? Депрессия? Избавиться легко!

Есть очень эффективный новый способ!

Подробнее


 

 

          

БОРОДИНО

 

 

 

 

 

Скажи–ка, дядя, ведь не даром

Москва, спаленная пожаром,

Французу отдана?

Ведь были ж схватки боевые,

Да, говорят, еще какие!

Недаром помнит вся Россия

Про день Бородина!

 

Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля…

Не будь на то господня воля,

Не отдали б Москвы!

 

Мы долго молча отступали,

Досадно было, боя ждали,

Ворчали старики:

«Что ж мы? на зимние квартиры?

Не смеют, что ли, командиры

Чужие изорвать мундиры

О русские штыки?»

 

И вот нашли большое поле:

Есть разгуляться где на воле!

Построили редут.

У наших ушки на макушке!

Чуть утро осветило пушки

И леса синие верхушки —

Французы тут как тут.

 

Забил заряд я в пушку туго

И думал: угощу я друга!

Постой–ка, брат мусью!

Что тут хитрить, пожалуй к бою;

Уж мы пойдем ломить стеною,

Уж постоим мы головою

За родину свою!

 

Два дня мы были в перестрелке.

Что толку в этакой безделке?

Мы ждали третий день.

Повсюду стали слышны речи:

«Пора добраться до картечи!»

И вот на поле грозной сечи

Ночная пала тень.

 

Прилег вздремнуть я у лафета,

И слышно было до рассвета,

Как ликовал француз.

Но тих был наш бивак открытый:

Кто кивер чистил весь избитый,

Кто штык точил, ворча сердито,

Кусая длинный ус.

 

И только небо засветилось,

Всё шумно вдруг зашевелилось,

Сверкнул за строем строй.

Полковник наш рожден был хватом 6:

Слуга царю, отец солдатам…

Да, жаль его: сражен булатом,

Он спит в земле сырой.

 

И молвил он, сверкнув очами:

«Ребята! не Москва ль за нами?

Умремте ж под Москвой,

Как наши братья умирали!»

И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в Бородинский бой.

 

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий

Французы двинулись, как тучи,

И всё на наш редут.

Уланы с пестрыми значками,

Драгуны с конскими хвостами,

Все промелькнули перед нам,

Все побывали тут.

 

Вам не видать таких сражений!..

Носились знамена, как тени,

В дыму огонь блестел,

Звучал булат, картечь визжала,

Рука бойцов колоть устала,

И ядрам пролетать мешала

Гора кровавых тел.

 

Изведал враг в тот день немало,

Что значит русский бой удалый,

Наш рукопашный бой!..

Земля тряслась — как наши груди;

Смешались в кучу кони, люди,

И залпы тысячи орудий

Слились в протяжный вой…

 

Вот смерклось. Были все готовы

Заутра бой затеять новый

И до конца стоять…

Вот затрещали барабаны —

И отступили басурманы.

Тогда считать мы стали раны,

Товарищей считать.

 

Да, были люди в наше время,

Могучее, лихое племя:

Богатыри — не вы.

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля.

Когда б на то не божья воля,

Не отдали б Москвы!

 

М.Ю.Лермонтов.    1837

 


 

 

 

НЕОБЫЧАЙНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ,
БЫВШЕЕ С ВЛАДИМИРОМ МАЯКОВСКИМ
                  ЛЕТОМ НА ДАЧЕ

(Пушкино, Акулова гора, дача Румянцева,
27 верст по Ярославской жел. дор.)

В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето,
была жара,
жара плыла -
на даче было это.
Пригорок Пушкино горбил
Акуловой горою,
а низ горы -
деревней был,
кривился крыш корою.
А за деревнею -
дыра,
и в ту дыру, наверно,
спускалось солнце каждый раз,
медленно и верно.
А завтра
снова
мир залить
вставало солнце ало.
И день за днем
ужасно злить
меня
вот это
стало.
И так однажды разозлясь,
что в страхе все поблекло,
в упор я крикнул солнцу:
"Слазь!
довольно шляться в пекло!"
Я крикнул солнцу:
"Дармоед!
занежен в облака ты,
а тут - не знай ни зим, ни лет,
сиди, рисуй плакаты!"
Я крикнул солнцу:
"Погоди!
послушай, златолобо,
чем так,
без дела заходить,
ко мне
на чай зашло бы!"
Что я наделал!
Я погиб!
Ко мне,
по доброй воле,
само,
раскинув луч-шаги,
шагает солнце в поле.
Хочу испуг не показать -
и ретируюсь задом.
Уже в саду его глаза.
Уже проходит садом.
В окошки,
в двери,
в щель войдя,
валилась солнца масса,
ввалилось;
дух переведя,
заговорило басом:
"Гоню обратно я огни
впервые с сотворенья.
Ты звал меня?
Чаи гони,
гони, поэт, варенье!"
Слеза из глаз у самого -
жара с ума сводила,
но я ему -
на самовар:
"Ну что ж,
садись, светило!"
Черт дернул дерзости мои
орать ему,-
сконфужен,
я сел на уголок скамьи,
боюсь - не вышло б хуже!
Но странная из солнца ясь
струилась,-
и степенность
забыв,
сижу, разговорись
с светилом постепенно.
Про то,
про это говорю,
что-де заела Роста,
а солнце:
"Ладно,
не горюй,
смотри на вещи просто!
А мне, ты думаешь,
светить
легко?
- Поди, попробуй!-
А вот идешь -
взялось идти,
идешь - и светишь в оба!"
Болтали так до темноты -
до бывшей ночи то есть.
Какая тьма уж тут?
На "ты"
мы с ним, совсем освоясь.
И скоро,
дружбы не тая,
бью по плечу его я.
А солнце тоже:
"Ты да я,
нас, товарищ, двое!
Пойдем, поэт,
взорим,
вспоем
у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое,
а ты - свое,
стихами".
Стена теней,
ночей тюрьма
под солнц двустволкой пала.
Стихов и света кутерьма -
сияй во что попало!
Устанет то,
и хочет ночь
прилечь,
тупая сонница.
Вдруг - я
во всю светаю мочь -
и снова день трезвонится.
Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца,
светить -
и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой -
и солнца!

1920

 

 

 

         ОТДАТЬ ТЕБЕ ЛЮБОВЬ?

 

- Отдать тебе любовь?

- Отдай!

- Она в грязи...

- Отдай в грязи!..

- Я погадать хочу...

- Гадай.

- Еще хочу спросить...

- Спроси!..

- Допустим, постучусь...

- Впущу!

- Допустим, позову...

- Пойду!

- А если там беда?

- В беду!

- А если обману?

- Прощу!

- "Спой!"- прикажу тебе..

- Спою!

- Запри для друга дверь...

- Запру!

- Скажу тебе: убей!..

- Убью!

- Скажу тебе: умри!..

- Умру!

- А если захлебнусь?

- Спасу!

- А если будет боль?

- Стерплю!

- А если вдруг - стена?

- Снесу!

- А если - узел?

- Разрублю!

- А если сто узлов?

- И сто!..

- Любовь тебе отдать?

- Любовь!..

- Не будет этого!

- За что?!

- За то, что не люблю рабов!

 

                    Р.Рождественский


 

 

НЕ ПРИВЫКАЙТЕ НИКОГДА К ЛЮБВИ!

 

Не привыкайте никогда к любви!

Не соглашайтесь, как бы ни устали,

Чтоб замолчали ваши соловьи

И чтоб цветы прекрасные увяли.

 

И, главное, не верьте никогда,

Что будто всё проходит и уходит.

Да, звёзды меркнут, но одна звезда

По имени Любовь всегда-всегда

Обязана гореть на небосводе!

 

Не привыкайте никогда к любви,

Разменивая счастье на привычки,

Словно костёр на крохотные спички,

Не мелочись, а яростно живи!

 

Не привыкайте никогда к губам,

Что будто бы вам издавна знакомы,

Как не привыкнешь к солнцу и ветрам

Иль ливню средь грохочущего грома!

 

Да, в мелких чувствах можно вновь и вновь

Встречать, терять и снова возвращаться,

Но если вдруг вам выпала любовь,

Привыкнуть к ней - как обесцветить кровь

Иль до копейки разом проиграться!

 

Не привыкайте к счастью никогда!

Напротив, светлым озарясь гореньем,

Смотрите на любовь свою всегда

С живым и постоянным удивленьем.

Алмаз не подчиняется годам

И никогда не обратится в малость.

Дивитесь же всегда тому, что вам

Заслужено иль нет - судить не нам,

Но счастье в мире всё-таки досталось!

 

И, чтоб любви не таяла звезда,

Исполнитесь возвышенным искусством:

Не позволяйте выдыхаться чувствам,

Не привыкайте к счастью никогда.

 

 

 

 

 

 

 

                    Эдуард Асадов

 

 

Прекраснейшим средством развития дикции являются скороговорки и чистоговорки, однако существуют определённые правила для их чтения, при нарушении которых они приносят не пользу, а вред. Правила эти очень просты - сначала надо прочесть все скороговорки очень медленно и правильно произнося все звуки, предоставив таким образом возможность вашему подсознанию ознакомиться со спецификой этого текста. Затем скороговорки читают ещё раз, постепенно увеличивая скорость чтения, однако не следует читать быстрее, чем вы способны совершенно правильно произносить слова, и при малейшем признаке того, что ваше чтение превращается в бормотание, надо возвратиться к медленному прочтению и вновь постепенно увеличивать скорость.

 

Попробуйте:

 

Ткет ткач ткани на платки Тане.

На ура у гуру инаугурация прошла.

Купи кипу кип.

Слыхали бобы о грибах.

Бесперспективняк.

Дробью по перепелам да по тетеревам.

Карл у Клары украл кораллы, а Клара у Карла украла кларнет.

Курьера курьер обгоняет в карьер.

Осип охрип, Архип осип.

Щетина у чушки, чешуя у щучки.

Бык тупогуб, тупогубенький бычок.

У быка бела губа была тупа.

Не видно - ликвидны акции или не ликвидны.

Токарь Раппопорт пропил пропуск, рашпиль и суппорт.

Нищий шуршит тыщами и пятидесятитысячными.

Налогооблагаемая благодать.

Горький окал около колонии Макаренко.

Невелик бицепс у эксгибициониста.

Повадился дебил бодибилдингом заниматься.

Саша - само совершенство, а еще самосовершенствуется!

Высшие эшелоны шли подшофе.

Это колониализм? - Нет, это не колониализм, а неоколониализм!

Тпру, тпру, Жириновский, тпру!

Всех скороговорок не переговоришь, не перевыскоговоришь.

На крыше у Шуры жил журавль Жура.

В семеро саней по семеро в сани уселись сами.

Грозди рябины на солнце горят, рябит от рябины в глазах у ребят.

Мы ели, ели ершей у ели... Их еле-еле у ели доели.

В Кабардино-Балкарии валокардин из Болгарии.

Еду я по выбоине, из выбоины не выеду я.

Исподвыподверта.

Дроводреворубы рубили дубы.

Их пестициды не перепистицидят наши по своей пестицидности.

Кто не работает, тот не ест то, что ест тот, кто работает.

Кокосовары варят с скорококосоварках кокосовый сок

На дворе дрова, на дровах братва, у братвы трава.

У Феофана Митрофаныча три сына Феофаныча.

Недопереквалифицировавшийся.

Сиреневенькая зубовыковыривательница.

Цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла.

Пакет под попкорн. Пакет из-под попкорна.

У Сашки в кармашке шишки и шашки.

Павел Павлушку пеленовал, пеленовал и распеленовывал.

Есть Кирилл присел, да кисель кисел.

В семеро саней семеро Семенов с усами уселись в сани сами.

Шеф швейни лжив - пошив паршив.

Полили ли лилию? Видели ли Лидию? Полили лилию. Видели Лидию.

 

На зеленой поляне стоит холм с кулями.

Пойду на холм куль поправлю.

 

Стаффордширский терьер ретив,

а черношерстный ризеншнауцер резв.

 

Пошли бобы по грибы.

А грибы забрались на дубы

и остались бобы на бобах.

 

В ночи не кирпичи лопочут на печи.

Лопочут на печи в опаре калачи.

 

Деидеологизировали-деидеологизировали,

и додеидеологизировались.

 

Расчувствовавшаяся Варвара

расчувствовала нерасчувствовавшегося Вавилу.

 

Кусты и кустыни в пустыне грустят -

Их жизни пусты без десятков кустят.

 

Королева кавалеру

Каравеллу подарила,

Королева с кавалером

В каравелле удалилась.

 

Дружно в оркестре играли дети:

Карл играл на черном кларнете,

Кирилл - на валторне,

На арфе - Алла,

А на рояле Лара играла.

 

На мели мы лениво налима ловили.

Налима меняли вы мне на линя.

 

Сорока за строчкою строчка

Строчит сорочатам сорочки.

 

У Кузи кузина -

Кузинина Зина.

 

Работники предприятие приватизировали, приватизировали да не выприватизировали.

 

Роман Кармен положил в карман роман Ромена Роллана и пошел в "Ромэн" на балет "Кармен".

 

Дядя Коля дочке Поле подарил щеночка колли.

Но щенок породы колли убежал от Поли в поле.

 

У Еремы и Фомы кушаки - во всю спину широки,

колпаки переколпачены, новы,

да шлык хорошо сшит, шитым бархатом покрыт.

 

В четверг четвертого числа

В четыре с четвертью часа

Четыре черненьких курчавеньких чертенка

Чертили черными чернилами чертеж.

Чрезвычайно чисто.

 

Не тот, товарищи, товарищу товарищ,

Кто при товарищах товарищу товарищ,

А тот, товарищи, товарищу товарищ,

Кто без товарищей товарищу товарищ.

 

Скороговорун скороговорил, выскороговаривал,

что все скороговорки перевыскороговорит,

но, заскороговорившись, выскороговаривал,

что всех скороговорок не перескороговоришь,

не перевыскороговоришь.

 

Даже шею, даже уши ты испачкал в черной туши.

Становись скорей под душ. Смой с ушей под душем тушь.

Смой и с шеи тушь под душем. После душа вытрись суше.

Шею суше, суше уши, и не трогай больше туши.

 

Вашему понамарю нашего пономаря не перепонамаривать стать:

наш пономарь вашего пономаря перепономарит, перевыпономарит.

 

Волк рыщет - пищу ищет.

Вот тебе щи, а нас не ищи!

 

Из-под Костромы, из-под костромищи шли четыре мужчины.

Говорили они про торги, да про покупки, про крупу, да про подкрупки.

 

Везет Сенька Саньку с Сонькой на санках,

Везет, да скороговорками так и сыплет:

мол, тетерев сидел на дереве, от дерева - тень тетерева;

мол, у гусыни усов не ищи - не сыщешь;

мол, каков Савва, такова и слава...

Пляшут на языке скороговорки, как караси на сковородке.

 

Как на утренней на зорьке

Два Петра и три Федорки

Соревнуются с Егоркой

Говорить скороговоркой.

 

Купил салоп слонихе слон.

Для слонов есть свой салон.

И солопом тем слоновым

Заслонил слон полсалона.

 

Пособи сапоги сапожнику пошить.

Пряжки серебром на сапогах посеребрить.

Пособи сапоги, пособи сапожки

Мастеру скорей пошить босоногой блошке.

 

В лесу лиса под сосенкой

Стелила постель лисенку.

Из листьев постель для сына,

А листья слетели с осины.

 

Снега лавина сползла с половины,

Сползла с половины пологой горы.

Еще половина снежной лавины

Лежит на пологой горе до поры.

 

Скворец скроил сороконожке

Из кожи красные сапожки.

Сошьет скворец исправно в срок

Все сорок скроенных сапог.

 

Сова советует сове:

"Спи, соседка, на софе.

На софе так сладко спится,

О совятах сон приснится."

 

"Пестренькая сойка,

О весне мне спой-ка." -

Просит заинька косой. -

"Спой мне песню, сойка, спой!"

 

Продавец продает сухие продукты:

Сухарики, сушки и сухофрукты.

Сухие баранки и крекеры есть.

Но всухомятку не нужно их есть.

 

Скороход покупал скороварки -

Друзьям скороходам подарки.

Скороходы скоро ходят.

Скороварки им подходят.

 

Захар сахар запасал.

Закрома им заполнял.

Захаровы закрома

Засахарены сполна.

 

Разодрались петухи,

Закачались лопухи,

Громко лает пес Трезор...

Во дворе у нас раздор.

 

На лесной концертной сцене

Слышится синицы пенье.

Цыц! На цыпочках - лисица.

Цель лисицына - певица.

 

Зачерпнула цапля чашкой

Чай целебный из ромашки.

Целый чан у цапли чая.

Цапля-врач больных встречает.

 

Писал Саша стих смешной.

Дождик хлынул проливной.

Стих повешен на шесток.

Сушит Саша свой стишок.

 

Из хлебушка лепешку

Не ешь, не ешь, рыбешка.

Отведаешь лепешки

И будешь в поварешке.

 

Шелест шелестит листвой.

Шепот шепчется с травой.

Тишь затихла в тишине.

"Тише, тише...", - слышно мне.

 

Уж пожаловал ежам

Новых дюжину пижам.

Прежние пижамы

Исколоты ежами.

 

Женя с Жанной подружилась.

Дружба с Жанной не сложилась.

Чтобы жить с друзьями дружно,

Обижать друзей не нужно.

 

У пчелы, у пчелки

Почему нет челки?

Отвечаю почему:

- Челка пчелке на к чему.

 

Мяч скучал на чердаке.

Мячик ищут в сундуке.

Тщетно ищут мячик

Девочка и мальчик.

 

Мама шьет сорочку дочке.

Строчит строчки на сорочке.

Срочно строчит сорок строчек:

Растет дочка, как расточек.

 

В луже, посредине рощи

Есть у жаб своя жилплощадь.

Здесь живет еще жилец -

Водяной жук-плавунец.

 

Вырастил Толя тополь за полем.

По полю, по полю, шел к тополю Толя.

 

Клава клала клад в колоду.

Клад уплыл от Клавы в воду.

Не плыла за кладом Клава,

А колода уплывала.

 

Полосатые паласы

Полоскала дочка Власа.

Полоскала, полоскала -

Полосатой речка стала.

 

Ярослав и Ярославна

Поселились в Ярославле.

В Ярославле живут славно

Ярослав и Ярославна.

 

Пел перепел за деревней.

Пел тетерев средь деревьев.

Перепел пел-пел

Тетерева перепел.

 

Рисовала Лариса акварелью нарциссы.

Георгины гуашью рисовала Наташа.

 

Взялись спорить как-то раз

Скалолаз и водолаз:

Кому лезть удобней

По скале подводной.

 

Подорожник по дороге

Собирал прохожий строгий.

Выбирал себе прохожий

Подорожник подороже.

 

Откуда на просеке просо?

Просыпали просо здесь просто.

Про просо просянки прознали.

Без спроса все просо склевали.

 

Прорычал медведь в берлоге,

Промолчал сурок в норе.

Прорычали, промолчали -

И проснулись на заре.

 

Макару в карман комарик попал.

Комар у Макара в кармане пропал.

Про это сорока в бору протрещала:

"В кармане Макара корова пропала!"

 

Рапортовал да недорапортовал.

Стал дорапортовывать - зарапортовался.

 

Работая со стихотворениями и скороговорками, очень важно  увеличивать интенсивность их чтения постепенно с тем, что бы не превысить свои возможности и не сорваться на прежнее, малоэмоциональное или неразборчивое чтение, а также что бы не утратить сочность голоса, поэтому при первых же признаках усталости необходимо делать достаточный перерыв в работе. Хочется отметить, что при всей внешней простоте работы с голосом, дикцией и эмоциями, энергетические затраты при такой работе очень велики, и час работы со словом приравнивается к участию в футбольном матче с той лишь разницей, что расходуется энергия другого типа.

 

 

 30 апреля 2009 года.

 

 

Судьба и здоровье. Переход на главную страницу.

 

 

 

 

  zxzs899