Когда селезень кряквы, непрерывно издавая свой протяжный однослоговый призыв, - р

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 106

 


 

ритуалы уже достаточно автономны для
того, чтобы превращаться в самоцель. Когда селезень кряквы, непрерывно
издавая свой протяжный однослоговый призыв, - "рэээээб... ", "рэээээб...
", - ищет свою подругу, и когда, найдя ее наконец, впадает в подлинный
экстаз "рэбрэб-болтовни", с задиранием клюва и подставлением затылка, -
трудно удержаться от субъективизации и не подумать, что он ужасно раду-
ется, обретя ее, и что его напряженные поиски были в значительной мере
мотивированы стремлением к церемонии приветствия. При более высокоритуа-
лизованных формах собственно триумфального крика, какие мы находим у пе-
ганок и тем паче у настоящих гусей, это впечатление значительно усилива-
ется, так что слово "приветствие" уже не хочется брать в кавычки.
Вероятно, у всех настоящих уток, а также и у пеганки, которая больше
всех прочих родственных видов похожа на них в отношении триумфального
крика, - точнее, рэбрэб-болтовни, - эта церемония имеет и вторую функ-
цию, при которой только самец выполняет церемонию умиротворения, в то
время как самка натравливает его, как описано выше. Тонкий мотивационный
анализ говорит нам, что здесь самец, направляющий свои угрожающие жесты
в сторону соседнего самца своего вида, в глубине души агрессивен и по
отношению к собственной самке, в то время как она на самом деле агрес-
сивна только по отношению к тому чужаку и ничего не имеет против своего
супруга. Этот ритуал, скомбинированный из переориентированной угрозы
самца и из натравливания самки, в функциональном смысле совершенно ана-
логичен триумфальному крику гусей, при котором каждый из партнеров угро-
жает мимо другого. В особенно красивую церемонию он развился - наверняка
независимо - у европейской связи и у пеганки. Интересно, что у чилийской
связи, напротив, возникла столь же высокоспециализированная церемония,
подобная триумфальному крику, при которой переориентированную угрозу вы-
полняют оба супруга, как настоящие гуси и большинство крупных пеганок.
Самка чилийской связи носит мужской наряд, с головкой переливчатой
зелени и яркой красно-коричневой грудкой; это единственный случай у нас-
тоящих уток.
У огарей, египетских гусей и многих родственных видов самка выполняет
такие же действия натравливания, но самец чаще реагирует на это не риту-
ализованной угрозой мимо своей самки, а настоящим нападением на указан-
ного супругой враждебного соседа. Вот когда тот побежден, - или, по
крайней мере, схватка не закончилась сокрушительным поражением пары, -
лишь тогда начинается несмолкающий триумфальный крик. У многих видов -
андский гусь, оринокский гусь и др. - этот крик не только слагается в
очень занятную музыкальную картину из-за разного звучания голосов самца
и самки, но и превращается в забавнейшее представление из-за чрезвычайно
утрированных жестов. Мой фильм с парой андских гусей, одержавших впечат-
ляющую победу над любимым моим другом Нико Тинбергеном, - это настоящая
комедия. Началось с того, что самка натравила своего супруга на знамени-
того этолога коротким ложным выпадом в его сторону; гусак завелся не
сразу, но постепенно пришел в такую ярость и бил ороговелым сгибом крыла
так свирепо, что под конец Нико удирал весьма убедительно. Его ноги и
руки, которыми он отбивался от гусака, были избиты и исклеваны в сплош-
ной синяк. Когда враг-человек исчез, началась бесконечная триумфальная
церемония, изобиловавшая слишком человеческими выражениями эмоций и по-
тому действительно очень

 

Назад                         Вперед