Соответственно, у названных видов она подвержена сильным сезон- ным колебаниям: в

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 108

 


 

с этими взаимно противодействующими фак-
торами. Соответственно, у названных видов она подвержена сильным сезон-
ным колебаниям: в период размножения она наиболее интенсивна, в спокой-
ные периоды ослабевает, и - разумеется - полностью отсутствует у молодых
птиц, до наступления половой зрелости.
У серых гусей, пожалуй даже у всех настоящих гусей, все это совершен-
но иначе. Прежде всего, у них триумфальный крик уже не является исключи-
тельно делом супружеской пары; он объединяет не только целые семьи, но и
вообще любые группы тесно сдружившихся птиц. Эта церемония стала почти
или совсем независимой от половых побуждений, так что выполняется на
протяжении всего года и свойственна даже совсем крошечным птенцам.
Последовательность движений здесь более длинная и более сложная, чем
во всех описанных до сих пор ритуалах умиротворения. В то время как у
цихлид, а часто и у пеганок, агрессия, которая отводится от партнера це-
ремонией приветствия, ведет к последующему нападению на враждебного со-
седа, - у гусей в ритуализованной последовательности действий такое на-
падение предшествует сердечному приветствию. Иными словами, типичная
схема триумфального крика состоит в том, что один из партнеров - как
правило, сильнейший член группы, потому в паре это всегда гусак - напа-
дает на действительного или воображаемого противника, сражается с ним, а
затем - после более или менее убедительной победы - с громким при-
ветствием возвращается к своим. От этого типичного случая, схематично
изображенного Хельгой Фишер, происходит и само название триумфального
крика.
Временная последовательность нападения и приветст-




вия достаточно ритуализована для того, чтобы вся церемония в целом
могла проводиться и при высокой интенсивности возбуждения, даже в том
случае, если для настоящей агрессии нет никакого повода. В этом случае
нападение превращается в имитацию атаки в сторону какого-нибудь безобид-
ного, стоящего поблизости гусенка либо вообще проводится вхолостую, под
громкие фанфары так называемого "раската" - глухо звучащей хриплой тру-
бы, которая сопровождает этот первый акт церемонии триумфального крика.
Хотя при благоприятных условиях атака-раскат может мотивироваться только
автономной мотивацией ритуала, такое нападение значительно облегчается,
если гусак оказывается в ситуации, действительно вызывающей его агрес-
сивность. Как показывает детальный мотивационный анализ, раскат возника-
ет чаще всего, если птица находится в конфликте между нападением, стра-
хом и социальными обязательствами. Узы, связывающие гусака с супругой и
детьми, удерживают его на месте и не позволяют бежать, даже если против-
ник вызывает в нем сильное стремление к бегству, а не только агрессив-
ность. В этом случае он попадает в такое же положение, как загнанная в
угол крыса, и "геройская" - с виду - храбрость, с какой отец семейства
сам бросается на превосходящего противника, - это мужество отчаяния, уже
знакомая нам критическая реакция.


Вторая фаза триумфального крика - поворот к партнеру, под аккомпане-
мент тихого гоготанья, - по форме движения совершенно аналогична жесту
угрозы и отличается лишь тем, что направлена чуть в сторону, что обус-
ловлено ритуально закрепленным переориентированием.
Однако эта "угроза" мимо друга при нормальных обстоятельствах содер-
жит уже очень мало либо вовсе не содержит агрессивной мотивации, а вызы-
вается только автономным побуждением самого ритуала,

 

Назад                         Вперед