Свободная от агрессии нежность гогочущего приветствия существенно усиливается

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 109

 


 

особенным инстинк-
том, который мы вправе называть социальным.
Свободная от агрессии нежность гогочущего приветствия существенно
усиливается контрастом. Гусак во время ложной атаки и раската уже выпус-
тил основательный заряд агрессии, и теперь - когда он внезапно отвернул-
ся от противника и обратился к возлюбленной семье - происходит перелом в
настроении, который в соответствии с хорошо известными физиологическими
и психологическими закономерностями толкает маятник в сторону, противо-
положную агрессии. Если собственная мотивация церемонии слаба, то в при-
ветственном гоготанье может содержаться несколько большая доля агрессив-
ного инстинкта. При совершенно определенных условиях, которые мы расс-
мотрим позже, церемония приветствия может "регрессировать", т.е. возвра-
титься на более раннюю ступень эволюционного развития, причем в нее мо-
жет войти и подлинная агрессия (свойственная той ранней ступени).
Поскольку жесты приветствия и угрозы почти одинаковы, очень трудно
заметить эту редкую и не совсем нормальную примесь побуждения к атаке в
самом движении как таковом. Насколько похожи эти дружелюбные жесты на
древнюю мимику угрозы - несмотря на коренное различие мотиваций, - видно
из того, что их можно перепутать. Незначительное отклонение "угрозы" хо-
рошо видно адресату спереди; но сбоку - в профиль - это отклонение со-
вершенно незаметно, и не только наблюдателю-человеку, но и другому дико-
му гусю. По весне, когда семейные узы постепенно слабеют и молодые гуса-
ки начинают искать себе невест, - часто случается, что один из братьев
еще связан с другим семейным триумфальным криком, но уже стремится де-
лать брачные предложения какой-нибудь чужой юной гусыне. Выражаются они
отнюдь не в приглашении к спариванию, а в том, что он нападает на чужих
гусей и затем, с приветствием, торопится к своей избраннице. Если его
верный брат видит это сбоку - он, как правило, принимает сватовство за
начало атаки на чужую гусыню; а поскольку все самцы в группе триум-
фального крика мужественно стоят друг за друга в борьбе, он яростно бро-
сается на будущую невесту своего брата и начинает ее колотить. Сам он не
испытывает к ней никаких чувств, и такое избиение вполне соответствовало
бы выразительному движению брата-жениха, если бы то несло в себе не при-
ветствие, а угрозу. Когда самка в испуге удирает, ее жених оказывается в
величайшем смущении. Я отнюдь не приписываю гусям человеческих качеств:
объективной физиологической основой любого смущения является конфликт
противоречащих друг другу побуждений, а именно в таком состоянии - вне
всяких сомнений - и находится наш молодой гусак. У молодого серого гуся
невероятно сильно стремление защищать избранную самку, но столь же силен
и запрет напасть на брата, который в это время еще является его сотова-
рищем по братскому триумфальному крику. Насколько непреодолим этот зап-
рет, мы еще увидим в дальнейшем на впечатляющих примерах.
Если триумфальный крик и содержит сколь-нибудь существенный заряд аг-
рессии по отношению к партнеру, то лишь в первой фазе с раскатом; в го-
гочущем приветствии она уже наверняка отсутствует. Поэтому - и Хельга
Фишер того же мнения - приветствие уже не имеет функции умиротворения.
Хотя оно "еще" в точности копирует символическую форму переориентирован-
ной угрозы, - между партнерами, совершенно определенно, не существует
настолько сильной агрессивности, чтобы она нуждалась в отведении.

 

Назад                         Вперед