Никогда прежде я не видел столь отчетливо эту власть переориентирования

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 123

 


 

фотографа, сни-
мавшего эту сцену. Никогда прежде я не видел столь отчетливо эту власть
переориентирования, закрепленного ритуализацией: Паульхен хотел напасть
на Шнеерота, - тот, вне всяких сомнений сомнений, возбуждал его гнев, -
но не мог, потому что накатанная дорога ритуализованного действия проно-
сила его мимо предмета ярости так же жестко и надежно, как стрелка, ус-
тановленная соответствующим образом, посылает локомотив на соседний
путь.
Поведение этого белого гуся показывает совершенно однозначно, что да-
же стимулы, определенно вызывающие агрессию, приводят не к нападению, а
к триумфальному крику, если исходят от партнера. У белых гусей вся цере-
мония не разделяется на два акта так отчетливо, как у серых, у которых
первый акт содержит больше агрессии и направляется наружу, а второй сос-
тоит почти исключительно в социально мотивированном обращении к партне-
ру. Белые гуси вероятно вообще сильнее заряжены агрессивностью, чем наши
дружелюбные серые. Так же и их триумфальный крик, который в этом отноше-
нии примитивнее у белых гусей, чем у их серых родственников. Таким обра-
зом, в описанном ненормальном случае смогло возникнуть поведение, кото-
рое в механике побуждений полностью соответствовало исходному переориен-
тированному нападению, нацеленному мимо партнера, какое мы уже видели у
цихлид. Здесь хорошо применимо Фрейдово понятие регрессии.
Несколько иной процесс регрессии может внести определенные изменения
и в триумфальный крик серых гусей, а именно - в его вторую, неагрессив-
ную фазу; и в этих изменениях отчетливо проявляется изначальное участие
агрессивного инстинкта. Это в высшей степени драматичное событие может
произойти лишь в том случае, если два сильных гусака вступают в союз
триумфального крика, как описано выше. Мы уже говорили, что даже самая
боеспособная гусыня уступает в борьбе самому слабому гусаку, так что ни
одна нормальная пара гусей не может выстоять против двух таких друзей, и
потому они стоят в иерархии гусиной колонии очень высоко. С возрастом и
с долгой привычкой к этому высокому рангу у них растет "самоуверен-
ность", т.е. уверенность в победе, а вместе с тем и агрессивность. Од-
новременно интенсивность триумфального крика растет и вместе со степенью
знакомства партнеров, т.е. с продолжительностью их союза. При этих обс-
тоятельствах вполне понятно, что церемония единства такой пары гусаков
приобретает степень интенсивности, которая у разнополой пары не достига-
ется никогда. Уже неоднократно упоминавшихся Макса и Копфшлица, которые
"женаты" вот уже девять лет, я узнаю издали по сумашедшей восторженности
их триумфального крика.
Так вот, иногда бывает, что триумфальный крик таких гусаков выходит
из всяких рамок, доходит до экстаза, - и тут происходит нечто весьма
примечательное и жуткое.
Крики становятся все громче, сдавленнее и быстрее, шеи вытягиваются
все более горизонтально и тем самым теряют характерное для церемонии
поднятое положение, а угол, на который отклоняется переориентированное
движение от направления на партнера, становится все меньше. Иными слова-
ми, ритуализованная церемония при чрезмерном нарастании ее интенсивности
утрачивает те двигательные признаки, которые отличают ее от неритуализо-
ванного прототипа. Таким образом происходит настоящая Фрейдова регрес-
сия: церемония возвращается к эволюционно более раннему, первоначальному
состоянию. Впервые такую "разритуализацию" обнаружил И. Николаи на сне-
гирях. Церемония приветствия у самочек этих птиц, как и триумфальный
крик у гусей, возникла за счет

 

Назад                         Вперед