Если усилить сексуальные побуждения самки снегиря долгим одиночест- вом, а затем

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 124

 


 

ритуализации из исходных угрожающих жес-
тов. Если усилить сексуальные побуждения самки снегиря долгим одиночест-
вом, а затем поместить ее вместе с самцом, то она преследует его жестами
приветствия, которые принимают агрессивный характер тем отчетливее, чем
сильнее напряжение полового инстинкта.
У пары гусаков возбуждение такой экстатической любви-ненависти может
на любом уровне остановиться и вновь затихнуть; затем развивается хотя
еще и крайне возбужденный, однако нормальный триумфальный крик, заверша-
ющийся тихим и нежным гоготаньем, даже если их жесты только что угрожаю-
ще приближались к проявлениям яростной агрессивности. Даже если видишь
такое впервые, ничего не зная о только что описанных процессах, - наблю-
дая подобные проявления чрезмерно пылкой любви, испытываешь какое-то
неприятное чувство.
Невольно приходят на ум выражения типа "Так тебя люблю, что съел бы"
- и вспоминается старая мудрость, которую так часто подчеркивал Фрейд,
что именно обиходная речь обладает надежным и верным чутьем к глубочай-
шим психологическим взаимосвязям.
Однако в единичных случаях - за десять лет наблюдений у нас в прото-
колах всего три таких - разритуализация, дошедшая до наивысшего экстаза,
не поворачивает вспять; и тогда происходит событие, непоправимое и вле-
кущее чрезвычайно тяжелые последствия для дальнейшей жизни участников:
угрожающие и боевые позы обоих гусаков приобретают все более чистую фор-
му, возбуждение доходит до точки кипения, - и прежние друзья внезапно
хватают друг друга "за воротник" и ороговелым сгибом крыла обрушивают
град ударов, грохот которых разносится по округе. Такую смертельно
серьезную схватку слышно буквально за километр. Обычная драка двух гуса-
ков, которая разгорается из-за соперничества по поводу самки или места
под гнездо, редко длится больше нескольких секунд, а больше минуты - ни-
когда. В одной их трех схваток между бывшими партнерами по триумфальному
крику мы запротоколировали продолжительность боя в четверть часа, после
чего бросились к ним встревоженные шумом сражения. Ужасающая, ожесточен-
ная ярость таких схваток лишь в малой степени объясняется, пожалуй, тем
обстоятельством, что противники слишком хорошо знакомы и потому испыты-
вают друг перед другом меньше страха, чем перед чужаком. Чрезвычайная
ожесточенность супружеских ссор тоже черпается не только из этого источ-
ника. Мне кажется, что, скорее, в каждой настоящей любви спрятан такой
заряд латентной агрессии, замаскированной узами партнеров, что при раз-
рыве этих уз возникает тот отвратительный феномен, который мы называем
ненавистью. Нет любви без агрессии, но нет и ненависти без любви!


Победитель никогда не преследует побежденного, и мы ни разу не виде-
ли, чтобы между ними возникла вторая схватка. Наоборот, в дальнейшем эти
гусаки намеренно избегают друг друга; если гуси большим стадом пасутся
на болотистом лугу за оградой, они всегда находятся в диаметрально про-
тивоположных точках. Если они случайно - когда не заметят друг друга
вовремя - или в нашем эксперименте оказываются рядом, то демонстрируют,
пожалуй, самое достопримечательное поведение, какое мне приходилось ви-
деть у животных; трудно решиться описать его, рискуя попасть под подоз-
рение в необузданной фантазии. Гусаки - смущаются\ В подлинном смысле
этого слова! Они не в состоянии друг друга видеть, друг на друга посмот-
реть; у каждого взгляд беспокойно блуждает вокруг, колдовски притягива-
ется к объекту его любви и ненависти -

 

Назад                         Вперед