Первое из них легко устранимо у каждого разумного человека; второе, при всей его

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 128

 


 

эмоциями. Первое из них
легко устранимо у каждого разумного человека; второе, при всей его па-
губности, все же заслуживает уважения; третье понятно в свете духовной
эволюции - и потому его можно простить, но с ним управиться, пожалуй,
труднее всего на свете. И все они неразрывно связаны и переплетены с тем
человеческим пороком, о котором древняя мудрость гласит, что он шагает
впереди падения, - с гордыней. Я хочу прежде всего показать эти пре-
пятствия, одно за другим; показать, каким образом они вредят. А затем
постараюсь по мере сил способствовать их устранению.
Первое препятствие - самое примитивное. Оно мешает самопознанию чело-
века тем, что запрещает ему увидеть историю собственного возникновения.
Эмоциональная окраска и упрямая сила такого запрета парадоксальным обра-
зом возникают из-за того, что мы очень похожи на наших ближайших
родственников. Людей было бы легче убедить в их происхождении, если бы
они не были знакомы с шимпанзе. Неумолимые законы образного восприятия
не позволяют нам видеть в обезьяне - особенно в шимпанзе - просто живот-
ное, как все другие, а заставляют разглядеть в ее физиономии человечес-
кое лицо. В таком аспекте шимпанзе, измеренный человеческой меркой, ка-
жется чем-то ужасным, дьявольской карикатурой на нас. Уже с гориллой,
отстоящей от нас несколько дальше в смысле родства, и уж тем более с
орангутангом, мы испытываем меньшие трудности. Лица стариков - причудли-
вые дьявольские маски - мы воспринимаем вполне серьезно и иногда даже
находим в них какую-то красоту. С шимпанзе это совершенно невозможно. Он
выглядит неотразимо смешно, но при этом настолько вульгарно, настолько
отталкивающе, - таким может быть лишь совершенно опустившийся человек.
Это субъективное впечатление не так уж ошибочно: есть основания предпо-
лагать, что общие предки человека и шимпанзе по уровню развития были го-
раздо выше нынешних шимпанзе. Как ни смешна сама по себе эта оборони-
тельная реакция человека по отношению к шимпанзе, ее тяжелая эмоцио-
нальная нагрузка склонила очень многих ученых к построению совершенно
безосновательных теорий о возникновении человека. Хотя происхождение от
животных не отрицается, но близкое родство с шимпанзе либо перепрыгива-
ется серией логических кульбитов, либо обходится изощренными окольными
путями.
Второе препятствие к самопознанию - это эмоциональная антипатия к
признанию того, что наше поведение подчиняется законам естественной при-
чинности. Бернгард Хассенштайн дал этому определение "антикаузальная
оценка". Смутное, похожее на клаустрофобию чувство несвободы, которое
наполняет многих людей при размышлении о всеобщей причинной предопреде-
ленности природных явлений, конечно же, связано с их оправданной потреб-
ностью в свободе воли и со столь же оправданным желанием, чтобы их
действия определялись не случайными причинами, а высокими целями.
Третье великое препятствие человеческого самопознания - по крайней
мере в нашей западной культуре - это наследие идеалистической философии.
Она делит мир на две части: мир вещей, который идеалистическое мышление
считает в принципе индифферентным в отношении ценностей, и мир челове-
ческого внутреннего закона, который один лишь заслуживает признания цен-
ности. Такое деление замечательно оправдывает эгоцентризм человека, оно
идет навстречу его антипатии к собственной зависимости от законов приро-
ды - и потому нет ничего удивительного в том, что оно так глубоко вросло
в общественное сознание. Насколько глубоко - об этом можно судить

 

Назад                         Вперед