Необходимо уяснить себе, насколько привычно стало, в нашем западном мышлении

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 129

 


 

по то-
му, как изменилось в нашем немецком языке значение слов "идеалист" и
"материалист"; первоначально они означали лишь философскую установку, а
сегодня содержат и моральную оценку. Необходимо уяснить себе, насколько
привычно стало, в нашем западном мышлении, уравнивать понятия "доступное
научному исследованию" и "в принципе оценочно-индифферентное". Меня лег-
ко обвинить, будто я выступаю против этих трех препятствий человеческого
самопознания лишь потому, что они противоречат моим собственным научным
и философским воззрениям, - я должен здесь предостеречь от подобных об-
винений. Я выступаю не как закоренелый дарвинист против неприятия эволю-
ционного учения, и не как профессиональный исследователь причин - против
беспричинного чувства ценности, и не как убежденный материалист - против
идеализма. У меня есть другие основания. Сейчас естествоиспытателей час-
то упрекают в том, будто они накликают на человечество ужасные напасти и
приписывают ему слишком большую власть над природой. Этот упрек был бы
оправдан, если бы ученым можно было поставить в вину, что они не сделали
предметом своего изучения и самого человека. Потому что опасность для
современного человечества происходит не столько из его способности
властвовать над физическими процессами, сколько из его неспособности ра-
зумно направлять процессы социальные. Однако в основе этой неспособности
лежит именно непонимание причин, которое является - как я хотел бы пока-
зать - непосредственным следствием тех самых помех к самопознанию.
Они препятствуют исследованию именно тех и только тех явлений челове-
ческой жизни, которые кажутся людям имеющими высокую ценность; иными
словами, тех, которыми мы гордимся. Не может быть излишней резкость сле-
дующего утверждения: если нам сегодня основательно известны функции на-
шего пищеварительного тракта - и на основании этого медицина, особенно
кишечная хирургия, ежегодно спасает жизнь тысячам людей, - мы здесь обя-
заны исключительно тому счастливому обстоятельству, что работа этих ор-
ганов ни в ком не вызывает особого почтения и благоговения. Если, с дру-
гой стороны, человечество в бессилии останавливается перед патологичес-
ким разложением своих социальных структур, если оно - с атомным оружием
в руках - в социальном плане не умеет себя вести более разумно, нежели
любой животный вид, - это в значительной степени обусловлено тем обстоя-
тельством, что собственное поведение высокомерно переоценивается и, как
следствие, исключается из числа природных явлений, которые можно изу-
чать.
Исследователи - воистину - совершенно не виноваты в том, что люди от-
казываются от самопознания. Когда Джордано Бруно сказал им, что они
вместе с их планетой - это всего лишь пылинка среди бесчисленного мно-
жества других пылевых облаков, - они сожгли его. Когда Чарлз Дарвин отк-
рыл, что они одного корня с животными, они бы с удовольствием прикончили
и его; попыток заткнуть ему рот было предостаточно. Когда Зигмунд Фрейд
попытался проанализировать мотивы социального поведения человека и
объяснить его причинность, - хотя и с субъективной психологической точки
зрения, но вполне научно в смысле методики постановки проблем, - его об-
винили в нигилизме, в слепом материализме и даже в порнографических нак-
лонностях. Человечество препятствует самооценке всеми средствами; и по-
истине уместно призвать его к смирению - и всерьез попытаться взорвать
эти завалы чванства на пути самопознания.
Сегодня мне уже не приходится сталкиваться с тем сопротивлением, ко-
торое

 

Назад                         Вперед