Великое Древо Жизни растет совершенно иначе

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 131

 


 

нем упрятано с самого начала.
Великое Древо Жизни растет совершенно иначе. Хотя древние формы явля-
ются необходимой предпосылкой для возникновения их более развитых потом-
ков, этих потомков никоим образом нельзя вывести из исходных форм,
предсказав их на основе особенностей этих форм. То, что из динозавров
получились птицы или из обезьян люди, - это в каждом случае исторически
единственное достижение эволюционного процесса, который хотя в общем на-
правлен ввысь - согласно законам, управляющим всей жизнью, - но во всех
своих деталях определяется так называемой случайностью, т.е. бесчислен-
ным множеством побочных причин, которые в принципе невозможно охватить
во всей полноте. В этом смысле "случайно", что в Австралии из примитив-
ных предков получились эвкалипт и кенгуру, а в Европе и Азии - дуб и че-
ловек.
Новое приобретение - которое нельзя вывести из предыдущей ступени,
откуда оно берет свое начало, - в подавляющем большинстве случаев бывает
чем-то высшим в сравнении с тем, что было. Наивная оценка, выраженная в
заглавии "Низшие животные" - оно оттиснено золотыми буквами на первом
томе доброй, старой "Жизни животных" Брэма, - для каждого непредубежден-
ного человека является неизбежной закономерностью мысли и чувства. Кто
хочет во что бы то ни стало остаться "объективным" натуралистом и избе-
жать насилия со стороны своего субъективного восприятия, тот может поп-
робовать - разумеется, лишь в воображении - уничтожить по очереди редис-
ку, муху, лягушку, морскую свинку, кошку, собаку и, наконец, шимпанзе.
Он поймет, как поразному трудно далось бы ему убийство на разных уровнях
жизни. Запреты, которые противостояли бы каждому такому убийству, - хо-
рошее мерило той разной ценности, какую представляют для нас различные
формы высшей жизни, хотим мы этого или нет.
Лозунг свободы от оценок в естествознании не должен приводить к убеж-
дению, будто происхождение видов - эта великолепнейшая из всех цепей ес-
тественно объяснимых событий - не в состоянии создавать новые ценности.
Возникновение какой-то высшей формы жизни из более простого предка
означает для нас приращение ценности - это столь же очевидная действи-
тельность, как наше собственное существование.
Ни в одном из наших западных языков нет непереходного глагола, кото-
рый мог бы обозначить филогенетический процесс, сопровождаемый прираще-
нием ценности.
Если нечто новое и высшее возникает из предыдущей ступени, на которой
нет того, и из которой не выводится то, что составляет саму суть этого
нового и высшего, - такой процесс нельзя называть развитием. В принципе
это относится к каждому значительному шагу, сделанному генезисом органи-
ческого мира, в том числе и к первому - к возникновению жизни, - и к
последнему на сегодняшний день - к превращению антропоида в человека.
Несмотря на все достижения биохимии и вирусологии, поистине великие и
глубоко волнующие, возникновение жизни остается - пока! - самым загадоч-
ным из всех событий. Различие между органическими и неорганическими про-
цессами удается изложить лишь "инъюнктивным" определением, т.е. таким,
которое заключает в себе несколько признаков живого, создающих жизнь
только в их общем сочетании. Каждый из них в отдельности - как, напри-
мер, обмен веществ, рост, ассимиляция и т.д. - имеет и неорганические
аналоги. Когда мы утверждаем, что жизненные процессы суть

 

Назад                         Вперед