Нет никаких сомнений, что они в принципе объяснимы в качестве таковых вполне

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 132

 


 

процессы физи-
ческие и химические, это безусловно верно. Нет никаких сомнений, что они
в принципе объяснимы в качестве таковых вполне естественным образом. Для
объяснения их особенностей не нужно обращаться к чуду, так как сложность
молекулярных и прочих структур, в которых эти процессы протекают, вполне
достаточна для такого объяснения.
Зато не верно часто звучащее утверждение, будто жизненные процессы -
это в сущности процессы химические и физические. В этом утверждении не-
заметно содержится неверная оценка, вытекающая из иллюзорного представ-
ления, о котором уже много говорили. Как раз "в сущности" - т.е. с точки
зрения того, что характерно для этих процессов и только для них, - они
представляют собой нечто совершенно иное, нежели то, что обычно понима-
ется под физико-химическими процессами. И презрительное высказывание,
что они "всего лишь" таковы, тоже неверно. Это процессы, которые - в си-
лу особенностей той материи, в коей они происходят, - выполняют совер-
шенно особые функции самосохранения, саморегулирования, сбора информации
- и, самое главное, функцию воспроизведения необходимых для всего этого
структур. Эти процессы могут иметь причинное объяснение; однако в мате-
рии, структурированной иначе или менее сложно, они протекать не могут.
В принципе так же, как соотносятся процессы и структуры живого с про-
цессами и структурами неживого, внутри органического мира любая высшая
форма жизни соотносится с низшей, от которой произошла. Орлиное крыло,
ставшее для нас символом всякого стремления ввысь, - это "в сущности
всего лишь" передняя лапа рептилии? Так же и человек - далеко не "в сущ-
ности всего лишь" обезьяна.
Один сентиментальный мизантроп изрек часто повторяемый афоризм: "Поз-
нав людей, я полюбил зверей". Я утверждаю обратное: кто по-настоящему
знает животных, в том числе высших и наиболее родственных нам, и притом
имеет хоть какое-то понятие об истории развития животного мира, только
тот может по достоинству оценить уникальность человека. Мы - самое выс-
шее достижение Великих Конструкторов эволюции на Земле, какого им уда-
лось добиться до сих пор; мы их "последний крик", но, разумеется, не
последнее слово. Для естествоиспытателя запрещены любые абсолютные опре-
деления, даже в области теории познания. Они - грех против Святого Духа
лаута ре'1, великого учения Гераклита, что нет ничего статичного, но все
течет в вечном становлении.
Возводить в абсолют и объявлять венцом творения сегодняшнего человека
на нынешнем этапе его марша сквозь время - хочется надеяться, что этот
этап будет пройден поскорее - это для натуралиста самая кичливая и самая
опасная из всех необоснованных догм. Считая человека окончательным подо-
бием Бога, я ошибусь в Боге. Но если я не забываю о том, что чуть ли не
вчера (с точки зрения эволюции) наши предки еще были самыми обыкновенны-
ми обезьянами из ближайших родственников шимпанзе, - тут я могу разгля-
деть какой-то проблеск надежды.
Не нужно слишком большого оптимизма, чтобы предположить, что из нас,
людей, может возникнуть нечто лучшее и высшее. Будучи далек от того,
чтобы видеть в человеке подобие Божие, лучше которого ничего быть не мо-
жет, я утверждаю более скромно и, как мне кажется, с большим почтением к
Творению и его неиспользованным возможностям: связующее звено между жи-
вотными и подлинно человечными людьми,

 

Назад                         Вперед