Поэтому просвещение может его устранить, по крайней мере в принципе

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 133

 


 

которое долго ищут и никак не мо-
гут найти, - это мы\ Первое препятствие к человеческому самопознанию -
нежелание верить в наше происхождение от животных - основано, как я
только что показал, на незнании или на неверном понимании сущности орга-
нического творения. Поэтому просвещение может его устранить, по крайней
мере в принципе. То же относится и ко второму, на котором мы сейчас ос-
тановимся подробнее, - к антипатии против причинной обусловленности ми-
ровых процессов. Но в этом случае устранить недоразумение гораздо труд-
нее.
Его корень - принципиальное заблуждение, будто некий процесс, если он
причинно определен, не может быть в то же время направлен к какой-либо
цели. Конечно же, во Вселенной существует бесчисленное множество явле-
ний, вовсе не целенаправленных, в отношении которых вопрос "Зачем?" дол-
жен остаться без ответа, если только нам не захочется найти его любой
ценой; и тогда мы в неумеренной переоценке собственной значимости, нап-
ример, воспринимаем восход Луны как ночное освещение в нашу честь. Но
нет такого явления, к которому был бы неприложим вопрос о его причине.
Как уже говорилось в 3-й главе, вопрос "Зачем?" имеет смысл только
там, где работали Великие Конструкторы или сконструированный ими живой
конструктор. Лишь там, где отдельные части общей системы специализирова-
лись при "разделении труда" для выполнения различных, дополняющих друг
друга функций, там разумен вопрос "Зачем? ". Это относится и к жизненным
процессам, и к тем неживым структурам и функциям, которые жизнь постави-
ла на службу своим целям: например, к машинам, созданным людьми. В этих
случаях вопрос "Для чего?" не только разумен, но и необходим. Нельзя до-
гадаться, по какой причине у кошки острые когти, если не знать, что лов-
ля мышей - это специальная функция, для которой они созданы.
Но ответ на вопрос "Для чего?" отнюдь не делает излишним вопрос "По-
чему? "; это обсуждалось в начале 6-й главы о Великом Парламенте Инс-
тинктов. Я покажу на примитивном сравнении, что эти вопросы вовсе не
исключают друг друга. Я еду на своей старой машине через страну, чтобы
сделать доклад в дальнем городе, что является целью моего путешествия.
По дороге размышляю о целесообразности, о "финалистичности" машины и ее
конструкции - и радуюсь, как хорошо она служит цели моей поездки. Но тут
мотор пару раз чихает и глохнет. В этот момент я с огорчением понимаю,
что мою машину движет не цель. На ее несомненной финалистичности далеко
нс уедешь; и лучшее, что я смогу сделать, - это сконцентрироваться на
естественных причинах ее движения и разобраться, в каком месте наруши-
лось их взаимодействие.
Насколько ошибочно мнение, будто причинные и целевые взаимосвязи иск-
лючают друг друга, можно еще нагляднее показать на примере "царицы всех
прикладных наук" - медицины. Никакой "Смысл Жизни", никакой "Всесоздаю-
щий Фактор", ни одна самая важная неисполненная "Жизненная Задача" не
помогут несчастному, у которого возникло воспаление в аппендиксе; ему
может помочь молоденький ординатор хирургической клиники, если только
правильно продиагностирует причину расстройства. Так что целевое и при-
чинное рассмотрение жизненных процессов не только не исключают друг дру-
га, но вообще имеют смысл лишь в совокупности. Если бы человек не стре-
мился к

 

Назад                         Вперед