На наше счастье, это не так, потому что из абстрактного мышления вы- растает и

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 138

 


 

которая неизбежно
идет следом.
На наше счастье, это не так, потому что из абстрактного мышления вы-
растает и та разумная ответственность человека, на которой только и ос-
нована надежда управиться с постоянно растущими опасностями.
Чтобы придать какую-то обозримость моему представлению о современном
биологическом состоянии человечества, я хочу рассмотреть отдельные угро-
жающие ему опасности в той же последовательности, в какой они перечисле-
ны выше, а затем перейти к обсуждению ответственной морали, ее функций и
пределов ее действенности.
В главе о моралеподобном поведении мы уже слышали о тех тормозящих
механизмах, которые сдерживают агрессию у различных общественных живот-
ных и предотвращают ранение или смерть сородича. Как там сказано, ес-
тественно, что эти механизмы наиболее важны и потому наиболее развиты у
тех животных, которые в состоянии легко убить существо примерно своего
размера. Ворон может выбить другому глаз одним ударом клюва, волк может
однимединственньш укусом вспороть другому яремную вену. Если бы надежные
запреты не предотвращали этого - давно не стало бы ни воронов, ни вол-
ков. Голубь, заяц и даже шимпанзе не в состоянии убить себе подобного
одним-единственным ударом или укусом. К тому же добавляется способность
к бегству, развитая у таких не слишком вооруженных существ настолько,
что позволяет им уходить даже от "профессиональных" хищников, которые в
преследовании и в убийстве более сильны, чем любой, даже самый быстрый и
сильный сородич. Поэтому на свободной охотничьей тропе обычно не бывает,
чтобы такое животное могло серьезно повредить себе подобного; и соот-
ветственно нет селекционного давления, которое бы вырабатывало запреты
убийства. Если тот, кто держит животных, к своей беде и к беде своих пи-
томцев, не принимает всерьез внутривидовую борьбу совершенно "безобидных
тварей" - он убеждается, что таких запретов действительно не существует.
В неестественных условиях неволи, где побежденный не может спастись
бегством, постоянно происходит одно и то же: победитель старательно до-
бивает его - медленно и ужасно. В моей книге "Кольцо царя Соломона" в
главе "Мораль и оружие" описано, как горлица - символ всего самого мир-
ного, - не имеющая этих запретов, может замучить до смерти своего собра-
та.
Легко себе представить, что произошло бы, если бы игра природы одари-
ла какого-нибудь голубя вороньим клювом.
Положение такого выродка, наверно, было бы совершенно аналогично по-
ложению человека, который только что обнаружил возможность использовать
острый камень в качестве оружия. Поневоле содрогнешься при мысли о су-
ществе, возбудимом, как шимпанзе, с такими же внезапными вспышками ярос-
ти - и с камнем, зажатым в руке.
Общераспространенное мнение, которого придерживаются даже многие спе-
циалисты в этой области, сводится к тому, что все человеческое поведе-
ние, служащее интересам не индивида, а общества, диктуется осознанной
ответственностью. Такое мнение ошибочно; что мы и покажем на конкретных
примерах в этой главе. Наш общий с шимпанзе предок наверняка был по
меньшей мере так же предан своему другу, как дикий гусь или галка, а уж
тем более волк или павиан; несомненно, что он с таким же презрением к
смерти был готов отдать свою жизнь, вставая на защиту своего сообщества,
так же нежно и бережно относился к молодым сородичам и обладал такими же
запретами убийства,

 

Назад                         Вперед