На наше счастье, мы тоже в полной мере унаследовали соответствующие животные

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 139

 


 

как и все эти животные. На наше счастье, мы тоже в
полной мере унаследовали соответствующие "животные" инстинкты.
Антропологи, которые занимались образом жизни австралопитека и афри-
канского человека, заявляют, что эти предки - поскольку они жили охотой
на крупную дичь - передали человечеству опасное наследство "природы хищ-
ника". В этом утверждении заключено опасное смешение двух понятий - хищ-
ного животного и каннибала, - в то время как эти понятия почти полностью
исключают друг друга; каннибализм представляет у хищников крайне редкое
исключение. В действительности можно лишь пожалеть о том, что человек
как раз не имеет "натуры хищника".
Большая часть опасностей, которые ему угрожают, происходит от того,
что по натуре он сравнительно безобидное всеядное существо; у него нет
естественного оружия, принадлежащего его телу, которым он мог бы убить
крупное животное. Именно потому у него нет и тех механизмов безопаснос-
ти, возникших в процессе эволюции, которые удерживают всех "профессио-
нальных" хищников от применения оружия против сородичей. Правда, львы и
волки иногда убивают чужих сородичей, вторгшихся на территорию их груп-
пы; может случиться даже, что во внезапном приступе ярости неосторожным
укусом или ударом лапы убьют члена собственной группы, как это иногда
происходит, по крайней мере в неволе. Однако подобные исключения не
должны заслонять тот важный факт, что все тяжеловооруженные хищники та-
кого рода должны обладать высокоразвитыми механизмами торможения, кото-
рые - как уже сказано в главе о моралеподобном поведении - препятствуют
самоуничтожению вида.
В предыстории человека никакие особенно высокоразвитые механизмы для
предотвращения внезапного убийства не были нужны: такое убийство было
попросту невозможно.
Нападающий, убивая свою жертву, мог только царапать, кусать или ду-
шить; причем жертва имела более чем достаточную возможность апеллировать
к тормозам агрессивности нападающего - жестами покорности и испуганным
криком. Понятно, что на слабо вооруженных животных не действовало селек-
ционное давление, которое могло бы вызывать к жизни те сильные и надеж-
ные запреты применять оружие, какие попросту необходимы для выживания
видов, обладающих оружием опасным. Когда же изобретение искусственного
оружия открыло новые возможности убийства, - прежнее равновесие между
сравнительно слабыми запретами агрессии и такими же слабыми возможностя-
ми убийства оказалось в корне нарушено.
Человечество уничтожило бы себя уже с помощью самых первых своих ве-
ликих открытий, если бы не одно замечательное совпадение: возможность
открытий, изобретений и великий дар ответственности в равной степени яв-
ляются плодами одной и той же сугубо человеческой способности, способ-
ности задавать вопросы. Человек не погиб в результате своих собственных
открытий - по крайней мере до сих пор - только потому, что он способен
поставить перед собой вопрос о последствиях своих поступков - и ответить
на него. Этот уникальный дар не принес человечеству гарантий против са-
моуничтожении. Хотя со времени открытия камня выросли и моральная от-
ветственность, и вытекающие из нее запреты убийства, но, к сожалению, в
равной мере возросла и легкость убийства, а главное - утонченная техника
убийства привела к тому, что последствия деяния уже не тревожат того,
кто его совершил. Расстояние, на котором действует все огнестрельное
оружие, спасает убийцу от раздражающей ситуации, которая в другом случае
оказалась бы в чувствительной близости от него, во всей

 

Назад                         Вперед