Эта мысль очень тревожит, потому что при всем желании не видно каких-либо

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 145

 


 

расти; и ответственности будет все труднее сохранять мост через эту про-
пасть. Эта мысль очень тревожит, потому что при всем желании не видно
каких-либо селективных преимуществ, которые хоть один человек сегодня
мог бы извлечь из обостренного чувства ответственности или из добрых ес-
тественных наклонностей. Скорее следует серьезно опасаться, что нынешняя
коммерческая организация общества своим дьявольским влиянием соперни-
чества между людьми направляет отбор в прямо противоположную сторону.
Так что задача ответственности постоянно усложняется и с этой стороны.
Мы не облегчим ответственной морали решение всех этих проблем, перео-
ценивая ее силу. Гораздо полезнее скромно осознать, что она - "всего
лишь" компенсационный механизм, который приспосабливает наше инстинктив-
ное наследие к требованиям культурной жизни и образует с ним функцио-
нально единую систему. Такая точка зрения разъясняет многое из того, что
непонятно при ином подходе.
Мы все страдаем от необходимости подавлять свои побуждения; одни
больше, другие меньше - по причине очень разной врожденной склонности к
социальному поведению.
По доброму, старому психиатрическому определению, психопат - это че-
ловек, который либо страдает от требований, предъявляемых ему обществом,
либо заставляет страдать само общество. Так что, в определенном смысле,
все мы психопаты, поскольку навязанное общим благом отречение от
собственных побуждений заставляет страдать каждого из нас. Но особенно
это определение относится к тем людям, которые в результате ломаются и
становятся либо невротиками, т.е. больными, либо преступниками. В соот-
ветствии с этим точным определением, "нормальный" человек отличается от
психопата - или добрый гражданин от преступника - вовсе не так резко,
как здоровый от больного. Различие, скорее, аналогичное тому, какое су-
ществует между человеком с компенсированной сердечной недостаточностью и
больным, страдающим "некомпенсированным пороком", сердце которого при
возрастающей мышечной нагрузке уже не в состоянии справиться с недоста-
точным закрыванием клапана или с его сужением. Это сравнение оправдыва-
ется и тем, что компенсация требует затрат энергии.
Такая точка зрения на ответственную мораль может разрешить противоре-
чие в Кантовой концепции морали, которое поразило уже Фридриха Шиллера.
Он говорил, что Гердер - это "одухотвореннейший из всех кантианцев";
восставал против отрицания какой-либо ценности естественных наклонностей
в этике Канта и издевался над ней в

замечательной эпиграмме: "Я с радостью служу другу, но, к несчастью,
делаю это по склонности, потому меня часто гложет мысль, что я не добро-
детелен!" Однако мы не только служим своему другу по собственной склон-
ности, мы еще и оцениваем его дружеские поступки с точки зрения того, в
самом ли деле теплая естественная склонность побудила его к такому пове-
дению! Если бы мы были до конца последовательными кантианцами, то должны
были бы поступать наоборот - и ценить, прежде всего, такого человека,
который по натуре совершенно нас не переносит, но которого "ответствен-
ный вопрос к себе", вопреки его сердечной склонности, заставляет вести
себя прилично по отношению к нам. Однако в действительности мы относимся
к таким благодетелям в лучшем случае с весьма прохладным вниманием, а
любим только того, кто относится к нам по-дружески потому, что это дос-
тавляет ему радость, и если делает что-то для нас, то не считает, будто
совершил нечто, достойное благодарности.
Когда мой незабвенный учитель Фердинанд

 

Назад                         Вперед