На эту благо- дарность Хохштеттер дал ответ, в котором сконцентрирован весь

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 146

 


 

Хохштеттер в возрасте 71 года
читал свою прощальную лекцию, тогдашний ректор Венского университета
сердечно благодарил его за долгую и плодотворную работу. На эту благо-
дарность Хохштеттер дал ответ, в котором сконцентрирован весь парадокс
ценности - или ее отсутствия - естественных наклонностей. Он сказал так:
"Вы здесь благодарите меня за то, за что я не заслуживаю ни малейшей
благодарности. Надо благодарить моих родителей, моих предков, которые
дали мне в наследство именно такие, а не другие наклонности.
Но если вы спросите меня, чем я занимался всю жизнь и в науке, и в
преподавании, то я должен честно ответить: я, собственно, всегда делал
то, что доставляло мне наибольшее удовольствие!" Какое замечательное
возражение! Этот великий натуралист, который - я это знаю совершенно
точно - никогда не читал Канта, принимает здесь именно его точку зрения
по поводу ценностной индифферентности естественных наклонностей; но в то
же время примером своей ценнейшей жизни и работы приводит Кантово учение
о ценностях к еще более полному абсурду, нежели Шиллер в своей эпиграм-
ме. И выходом из этого противоречия становится очень простое решение ка-
жущейся проблемы, если признать ответственную мораль компенсационным ме-
ханизмом и не отрицать ценности естественных наклонностей.
Если приходится оценивать поступки какого-то человека, в том числе и
собственные, то - очевидно - они оцениваются тем выше, чем меньше соот-
ветствовали простым и естественным наклонностям. Однако если нужно оце-
нить самого человека - например, при выборе друзей, - с той же очевид-
ностью предпочтение отдается тому, чье дружеское расположение определя-
ется вовсе не разумными соображениями - как бы высокоморальны они ни бы-
ли, - а исключительно чувством теплой естественной склонности.
Когда мы подобным образом используем для оценки человеческих поступ-
ков и самих людей совершенно разные критерии - это не только не пара-
докс, но проявление простого здравого смысла.
Кто ведет себя социально уже по естественной склонности, тому в обыч-
ных обстоятельствах почти не нужны механизмы компенсации, а в случае
нужды он обладает мощными моральными резервами. Кто уже в повседневных
условиях вынужден тратить все сдерживающие силы своей моральной от-
ветственности, чтобы держаться на уровне требований культурного общест-
ва, - тот, естественно, гораздо раньше ломается при возрастании нагруз-
ки. Энергетическая сторона нашего сравнения с пороком сердца и здесь
подходит очень точно, поскольку возрастание нагрузки, при которой соци-
альное поведение людей становится "некомпенсированным", может быть самой
различной природы, но так или иначе "истощает силы". Мораль легче всего
отказывает не под влиянием одиночного, резкого и чрезмерного испытания;
легче всего это происходит под воздействием истощающего, долговременного
нервного перенапряжения, какого бы рода оно ни было. Заботы, нужда, го-
лод, страх, переутомление, крушение надежд и т.д. - все это действует
одинаково. Кто имел возможность наблюдать множество людей в условиях та-
кого рода - на войне или в заключении, - тот знает, насколько непредви-
денно и внезапно наступает моральная декомпенсация. Люди, на которых,
казалось, можно положиться как на каменную гору, неожиданно ломаются; а
в других, не вызывавших особого доверия, открываются просто-таки неис-
черпаемые источники сил, и они одним лишь своим примером помогают бес-
численному множеству остальных сохранить моральную стойкость. Однако пе-
режившие нечто подобное

 

Назад                         Вперед