Так возникают любовь и дружба, все теплые чувства, понятие красоты, стремление

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 148

 


 

кам, в том числе и к тем, которые сильнейшим образом подчинены управле-
нию нашего самовопрошающего разума.
Так возникают любовь и дружба, все теплые чувства, понятие красоты,
стремление к художественному творчеству и к научному познанию. Человек,
избавленный от всего так сказать "животного", лишенный подсознательных
стремлений, человек как чисто разумное существо был бы отнюдь не анге-
лом, скорее наоборот!
Однако нетрудно понять, каким образом могло утвердиться мнение, будто
все хорошее - и только хорошее, - что служит человеческому сообществу,
обязано своим существованием морали, а все "эгоистичные" мотивы челове-
ческого поведения, которые не согласуются с социальными требованиями,
вырастают из "животных" инстинктов. Если человек задаст себе категори-
ческий вопрос Канта:" Могу ли я норму своего поведения возвысить до
уровня естественного закона или при этом возникло бы нечто, противореча-
щее разуму?" - то все поведение, в том числе и инстинктивное, окажется в
высшей степени разумным; при условии, что оно выполняет задачи сохране-
ния вида, ради которых было создано Великими Конструкторами эволюции.
Противоразумное возникает лишь в случае нарушения какого-либо инстинкта.
Отыскать это нарушение - задача категорического вопроса, а компенсиро-
вать - категорического императива. Если инстинкты действуют правильно,
"по замыслу конструкторов", вопрос к себе не сможет отличить их от Ра-
зумного. В этом случае вопрос: "Могу ли я возвысить норму моих поступков
до уровня естественного закона?" - имеет бесспорно положительный ответ,
ибо эта норма уже сама является таким законом!
Ребенок падает в воду, мужчина прыгает за ним, вытаскивает его, исс-
ледует норму своего поступка и находит, что она - будучи возвышена до
естественного закона - звучала бы примерно так: "Когда взрослый самец
Нолю 5ар1еп8 видит, что жизни детеныша его вида угрожает опасность, от
которой он может его спасти, - он это делает". Находится такая абстрак-
ция в каком-либо противоречии с разумом?
Конечно же, нет! Спаситель может похлопать себя по плечу и гордиться
тем, как разумно и морально он себя вел. Если бы он на самом деле занял-
ся этими рассуждениями, ребенок давно бы уже утонул, прежде чем он прыг-
нул бы в воду. Однако человек - по крайней мере принадлежащий нашей за-
падной культуре - крайне неохотно узнает, что действовал он чисто инс-
тинктивно, что каждый павиан в аналогичной ситуации сделал бы то же са-
мое.
Древняя китайская мудрость гласит, что не все люди есть в зверях, но
все звери есть в людях. Однако из этого вовсе не следует, что этот
"зверь в человеке" с самого начала являет собой нечто злое и опасное, по
возможности подлежащее искоренению. Существует одна человеческая реак-
ция, в которой лучше всего проявляется, насколько необходимо может быть
безусловно "животное" поведение, унаследованное от антропоидных предков,
причем именно для поступков, которые не только считаются сугубо челове-
ческими и высокоморальными, но и на самом деле являются таковыми. Эта
реакция - так называемое воодушевление. Уже само название, которое соз-
дал для нее немецкий язык, подчеркивает, что человеком овладевает нечто
очень высокое, сугубо человеческое, а именно - дух. Греческое слово "эн-
тузиазм" означает даже, что человеком владеет бог. Однако в действи-
тельности воодушевленным человеком овладевает наш давний друг и недавний
враг - внутривидовая

 

Назад                         Вперед