). Мы дали приблизительный вариант

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 150

 


 

fliegt, ist der Verstand in der Trompete!" (нем.).
Мы дали приблизительный вариант украинской пословицы и будем призна-
тельны читателям, которые помогут уточнить текст этой поговорки.


В священности этого трепета и в одухотворенности воодушевления усом-
нится тот, кто видел соответствующие поведенческие акты самца шимпанзе,
который с беспримерным мужеством выходит защищать свое стадо или семью.
Он тоже выдвигает вперед подбородок, напрягает все тело и поднимает
локти в стороны; у него тоже шерсть встает дыбом, что приводит к резкому
и наверняка устрашающему увеличению контура его тела при взгляде спере-
ди. Поворот рук внутрь совершенно очевидно предназначен для того, чтобы
вывести наружу наиболее заросшую сторону и тем усилить упомянутый эф-
фект. Общая комбинация осанки и вздыбленной шерсти служит тому же "бле-
фу", что и у горбящейся кошки: она выполняет задачу изобразить животное
более крупным и опасным, чем на самом деле. Так что и наш "священный
трепет" - это не что иное, как попытка взъерошить остатки некогда бывше-
го меха.
Что переживает обезьяна при своей социальной защитной реакции, этого
мы не знаем; однако вполне вероятно, что она так же самоотверженно и ге-
роически ставит на карту свою жизнь, как и воодушевленный человек. Нет
сомнений в подлинной эволюционной гомологии реакций защиты стада у шим-
панзе - и воодушевления у человека; более того, можно очень хорошо
представить себе, как одно произошло из другого. Ведь и у нас те ценнос-
ти, на защиту которых мы поднимаемся с воодушевлением, имеют прежде все-
го общественную значимость. Если мы припомним сказанное в главе "Привыч-
ка, церемония и волшебство", покажется почти невероятным, что реакция,
которая первоначально служила защите индивидуально знакомого, конкретно-
го члена сообщества, все больше и больше брала под свою защиту над-инди-
видуальные, передаваемые традицией культурные ценности, имеющие более
долгую жизнь, нежели группы отдельных людей.
Если наше мужественное выступление за то, что нам кажется высочайшей
ценностью, протекает по тем же нервным путям, что и социальные защитные
реакции наших антропоидных предков, - я воспринимаю это не как отрезвля-
ющее напоминание, а как чрезвычайно серьезный призыв к самопознанию. Че-
ловек, у которого такой реакции нет - это калека в смысле инстинктов, и
я не хотел бы иметь его своим другом; но тот, кого увлекает слепая реф-
лекторность этой реакции, представляет собой угрозу для человечества:
он легкая добыча тех демагогов, которые умеют провоцировать раздража-
ющие ситуации, вызывающие человеческую агрессивность, так же хорошо, как
мы - разбираться в физиологии поведения наших подопытных животных. Когда
при звуках старой песни или какого-нибудь марша по мне хочет пробежать
священный трепет, - я обороняюсь от искушения и говорю себе, что шимпан-
зе тоже производят ритмичный шум, готовясь к совместному нападению. Под-
певать - значит класть палец в рот дьяволу.
Воодушевление - это настоящий автономный инстинкт человека, как, ска-
жем, инстинкт триумфального крика у серых гусей. Оно обладает своим
собственным поисковым поведением, своими собственными вызывающими стиму-
лами, и доставляет - как каждый знает по собственному опыту - настолько
сильное удовлетворение, что противиться его заманчивому действию почти
невозможно. Как триумфальный крик очень существенно влияет на социальную
структуру серых гусей, даже господствует

 

Назад                         Вперед