Оно не потому агрессивно и постоян- но готово к борьбе, что разделено на партии

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 151

 


 

в ней, так и инстинкт воодушев-
ленного боевого порыва в значительной степени определяет общественную и
политическую структуру человечества. Оно не потому агрессивно и постоян-
но готово к борьбе, что разделено на партии, враждебно противостоящие
друг другу; оно структурировано именно таким образом потому, что это
предоставляет раздражающую ситуацию, необходимую для разрядки социальной
агрессии. "Если бы какое-то вероучение на самом деле охватило весь мир,
- пишет Эрих фон Хольст, - оно бы тотчас же раскололось по меньшей мере
на два резко враждебных толкования (одно истинное, другое еретическое),
и вражда и борьба процветали бы, как и раньше; ибо человечество, к сожа-
лению, таково, каково оно есть".
Таков Двуликий Янус - человек. Единственное существо, способное с во-
одушевлением посвящать себя высшим целям, нуждается для этого в психофи-
зиологической организации, звериные особенности которой несут в себе
опасность, что оно будет убивать своих собратьев в убеждении, будто так
надо для достижения тех самых высших целей.
Се - человек!



14. НАДЕЮСЬ И ВЕРЮ

Мне не мнится, что знанье могу предоставить,
Чтоб исправить людей и на путь наставить.
Гете

В отличие от Фауста, я представляю себе, что мог бы преподать нечто
такое, что исправит людей и наставит их на путь. Эта мысль не кажется
мне слишком заносчивой. По крайней мере она менее заносчива, нежели об-
ратная, - если та исходит не из убеждения, что сам не способен учить, а
из предположения, что "эти люди" не способны понять новое учение. Такое
бывает лишь в чрезвычайных случаях, когда какой-нибудь гений опережает
свое время на века.
Если современники кого-то слушают и даже читают его книги, можно с
уверенностью утверждать, что это не гений.
В лучшем случае он может потешить себя мыслью, что ему есть что ска-
зать как раз "по делу". Все, что может быть сказано, наилучшим образом
действует как раз тогда, когда говорящий своими новыми идеями лишь
чуть-чуть опережает слушателей. Тогда они реагируют мыслью: "На самом
деле, я сам должен был догадаться!" Так что здесь не самомнение - наобо-
рот: я искренне убежден, что в ближайшем будущем очень многие, может
быть даже большинство, все сказанное в этой книге о внутривидовой агрес-
сии и об опасностях, вытекающих для человечества из ее нарушений, будут
принимать за самоочевидные и даже банальные истины.
Когда я здесь вывожу следствия из содержания этой книги и, подобно
древнегреческим мудрецам, свожу их в практический устав поведения, - мне
наверняка нужно больше опасаться упреков в банальности, нежели обосно-
ванных возражений. После того что сказано в предыдущей главе о современ-
ном положении человечества, предлагаемые меры защиты от грозящих опас-
ностей покажутся жалкими. Однако это отнюдь не говорит против пра-
вильности сказанного. Исследование редко приводит к драматическим пере-
менам в мировых событиях; такие перемены возможны разве что в смысле
разрушения, поскольку новые открытия легко употребить во вред. Напротив,
чтобы применить результаты исследований творчески и благотворно, требу-
ется, как правило, не меньше остроумия и трудной кропотливой работы, чем
для того, чтобы их получить.
Первое и самое очевидное правило высказано уже в

 

Назад                         Вперед