А когда моя тетушка, описанная в 7-й главе, была так непоколебимо уверена в

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 153

 


 

несмотря на
тяжелейшую полярную болезнь, не ударил своего друга, а расплющил пустую
жестянку из-под карбида, - это произошло наверняка лишь потому, что я
знал симптомы инстинктивных напряжений.
А когда моя тетушка, описанная в 7-й главе, была так непоколебимо
уверена в безграничной испорченности своих горничных, - она упорствовала
в своем заблуждении лишь потому, что ничего не знала о физиологических
процессах, о коих идет речь. Понимание причинных связей нашего собствен-
ного поведения может предоставить нашему разуму и морали действительную
возможность властно проникнуть туда, где категорический императив, пре-
доставленный самому себе, безнадежно рушится.
Переориентирование агрессии - это самый простой и самый надежный спо-
соб обезвредить ее. Она довольствуется эрзац-объектами легче, чем
большинство других инстинктов, и находит в них полное удовлетворение.
Уже древние греки знали понятие катарсиса, очищающей разрядки; а психоа-
налитики прекрасно знают, какая масса похвальнейших поступков получает
стимулы из "сублимированной" агрессии и приносит добавочную пользу за
счет ее уменьшения. Разумеется, сублимация - это отнюдь не только прос-
тое переориентирование. Есть существенная разница между человеком, кото-
рый бьет кулаком по столу вместо физиономии собеседника, - и другим, ко-
торый гнев, не израсходованный на своего начальника, переплавляет в воо-
душевляющие боевые статьи, призывающие к благороднейшим целям.
Особой ритуализованной формой борьбы, развившейся в культурной жизни
людей, является спорт. Как и филогенетически возникшие турнирные бои, он
предотвращает социально вредные проявления агрессии и одновременно под-
держивает в состоянии готовности ее функцию сохранения вида. Однако кро-
ме того, эта культурно-ритуализованная форма борьбы выполняет задачу,
важность которой не с чем сравнить: она учит людей сознательному контро-
лю, ответственной власти над своими инстинктивными боевыми реакциями.
Рыцарственность спорта, которая сохраняется даже при сильных раздражени-
ях, вызывающих агрессию, является важным культурным достижением челове-
чества.
Кроме того, спорт благотворен в том смысле, что создает возможности
поистине воодушевленного соперничества между над-индивидуальными сооб-
ществами. Он не только открывает замечательный клапан для накопившейся
агрессии в ее более грубых, более индивидуальных и эгоистических прояв-
лениях, но и позволяет полностью проявиться и израсходоваться ее более
специализированной, сугубо коллективной форме. Борьба за иерархическое
положение внутри группы, общий и трудный бой за вдохновляющую цель, му-
жественное преодоление серьезных опасностей, не считающаяся с собствен-
ной жизнью взаимопомощь и т.д. - это поведенческие акты, которые в пре-
дыстории человечества имели высокую селективную ценность. Под уже опи-
санным воздействием внутривидового отбора их ценность постоянно возрас-
тала; и до самого последнего времени это опасным образом вело к тому,
что многие доблестные, но простодушные люди вовсе не считали войну
чем-то, достойным отвращения. Поэтому великое счастье, что все эти
склонности находят полное удовлетворение в тяжелых видах спорта, как
альпинизм, подводный спорт и т.п. Поиски большего, максимально междуна-
родного и максимально опасного соперничества являются, по мнению Эрика
фон Хольста, главным мотивом космических полетов, которые именно поэтому
привлекают такой огромный общественный интерес Пусть бы так было и
впредь!
Такое соперничество между нациями благотворно не только потому, что
дает возможность разрядки национальному воодушевлению; оно имеет еще два
следствия, уменьшающие опасность войны. Во-первых, оно создает личное
знакомство между людьми разных наций и партий; а во-вторых - объединяет
людей тем, что они (в остальном имеющие очень

 

Назад                         Вперед