Эти две мощные силы противостоят агрессии, и нам необходимо остановиться на том

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 154

 


 

мало общего) воодушевляют-
ся одним и тем же идеалом. Эти две мощные силы противостоят агрессии, и
нам необходимо остановиться на том, каким образом они осуществляют свое
благотворное влияние и каким способом их можно активизировать.
Из главы "Союз" мы уже знаем, что личное знакомство - это не только
предпосылка сложных механизмов, тормозящих агрессию; оно уже само по се-
бе способствует притуплению агрессивных побуждений. Анонимность значи-
тельно облегчает прорывы агрессивности. Наивный человек испытывает чрез-
вычайно пылкие чувства злобы, ярости по отношению к "этим Иванам", "этим
фрицам", "этим жидам", "этим макаронникам"... - т.е. к соседним народам,
клички которых по возможности комбинируются с приставкой "гады - . Такой
человек может бушевать против них у себя за столом, но ему и в голову не
придет даже простая невежливость, если он оказывается лицом к лицу с
представителем ненавистной национальности. Разумеется, демагог прекрасно
знает о тормозящем агрессивность действии личного знакомства и потому
последовательно стремится предотвратить любые контакты между отдельными
людьми тех сообществ, в которых хочет сохранить настоящую взаимную враж-
ду. И стратеги знают, насколько опасно любое "братание" между окопами
для боевого духа солдат.
Я уже говорил, насколько высоко оцениваю практические знания демаго-
гов в отношении инстинктивного поведения людей. И не могу предложить ни-
чего лучшего, как перенять испытанные ими методы и использовать их для
достижения наших целей. Если дружба между индивидами враждебных наций
так пагубна для национальной вражды, как это предполагают демагоги, -
очевидно, не без веских оснований, - значит, мы должны делать все, чтобы
содействовать индивидуальной дружбе. Ни один человек не может ненавидеть
народ, среди которого у него есть друзья.
Нескольких "выборочных проб" такого рода бывает достаточно, чтобы
возбудить справедливое недоверие к тем абстракциям, которые обычно сочи-
няются о якобы типичных - и, разумеется, достойных ненависти - нацио-
нальных особенностях "этих" русских, немцев или англичан.
Насколько я знаю, мой друг Вальтер Роберт Корти был первым, кто
предпринял серьезную попытку затормозить межнациональную агрессию с по-
мощью интернациональной дружбы. Он собрал в своем знаменитом детском се-
ле в Трогене, в Швейцарии, молодежь всех нацональностей, какие только
смог отыскать, и объединил ребят совместной жизнью. Вот бы ему последо-
вателей с большим размахом!
Третья мера, за которую можно и должно браться сразу же, чтобы пре-
дотвратить пагубные проявления одного из благороднейших человеческих
инстинктов, - это разумное и критическое овладение реакцией воодушевле-
ния, о которой мы говорили в предыдущей главе. И здесь тоже нам незачем
стесняться использовать опыт традиционной демагогии; то, что служило во-
енному психозу, мы обратим на дело добра и мира. Как мы уже знаем, в
раздражающей ситуации, вызывающей воодушевление, присутствуют три неза-
висимых друг от друга переменных фактора. Первый - нечто, в чем видят
ценность и что надо защищать; второй - враг, который этой ценности угро-
жает; и третий - среда сообщников, с которой человек чувствует себя за-
одно, когда поднимается на защиту угрожаемой ценности. К этому может до-
бавиться и какой-нибудь "вождь", призывающий к "священной" борьбе, но
этот фактор менее важен.
Мы говорили уже и о том, что эти роли в драме могут разыгрываться са-
мыми различными фигурами; конкретными или абстрактными,

 

Назад                         Вперед