Как и у многих других инстинктивных реакций, прорывы воодушев- ления подчиняются

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 155

 


 

одушевленными
или нет. Как и у многих других инстинктивных реакций, прорывы воодушев-
ления подчиняются так называемому правилу суммирования раздражении. Оно
гласит, что действие различных провоцирующих раздражении складывается
так что слабость или даже отсутствие одного может быть компенсировано
усиленным действием другого. Из этого следует, что подлинное воодушевле-
ние возможно и только ради чего-то ценного; враждебность против действи-
тельного или выдуманного противника не необходима.
Функция воодушевления во многих отношениях сходна с функцией триум-
фального крика у серых гусей и аналогично возникших реакций, которые
состоят из проявлений сильных социальных связей с товарищами и агрессии
по отношению к врагам. Я говорил в 11-й главе, что в случаях наименьшей
специализированности этого инстинктивного поведения - скажем, у цихлид,
у пеганок - фигура врага еще необходима; но на более высокой ступени
развития - как у серых гусей - она уже не нужна, чтобы сохранять взаим-
ную принадлежность и взаимодействие друзей. Я хотел бы думать и наде-
яться, что реакция воодушевления у людей уже достигла такой же независи-
мости от исходной агрессии, или по крайней мере собирается это сделать.
Однако сегодня пугало врага еще является очень сильным средством де-
магогов для создания единства и воодушевляющего чувства принадлежности;
воинствующие религии все еще имеют наибольший политический успех.
Потому - это отнюдь не легкая задача: нужно возбудить столь же
сильное воодушевление массы людей ради мирного идеала, без помощи пуга-
ла, как это удается поджигателям, у которых пугало есть.
Очевидная на первый взгляд идея - использовать пугалом дьявола и поп-
росту натравить людей на "Зло" - оказалась бы сомнительной даже с
людьми, высокоразвитыми духовно. Ведь зло - по определению - это нечто,
несущее угрозу добру, т.е. чему-то такому, что ощущается ценностью. Но
поскольку для ученого наивысшую ценность представляет познание, он видит
наихудшее из всех зол во всем, что препятствует расширению познания. По-
этому мне лично злой шепот агрессивного инстинкта рекомендовал бы видеть
воплощение враждебного начала в пренебрежении к естественно-научному
исследованию, особенно у противников эволюционной теории. И если бы я
ничего не знал о физиологии воодушевления - не знал бы, что оно "требует
своего" как рефлекс, - я мог бы начать религиозную войну со своими оппо-
нентами. Так что какая бы то ни было персонификация зла недопустима. Од-
нако и без нее воодушевление, объединяющее отдельные группы, может по-
вести к вражде между ними - в том случае, если каждая из них выступает
за свой, четко очерченный идеал и только с ним себя идентифицирует (я
употребляю здесь это слово в обычном, не психоаналитическом смысле). Я.
Холло с полным основанием указывал, что в наше время национальные иден-
тификации очень опасны именно потому, что имеют такие четкие границы.
Человек может чувствовать себя "настоящим американцем" в противополож-
ность "русскому" - и наоборот. Если человеку знакомо множество ценностей
и, воодушевляясь ими, он чувствует себя заодно со всеми людьми, которых
так же, как и его, воодушевляет музыка, поэзия, красота природы, наука и
многое другое, - он может реагировать незаторможенной боевой реакцией
только на тех, кто не принимает участия ни в одной из этих групп. Зна-
чит, нужно увеличивать количество таких возможностей идентификации, а
для этого

 

Назад                         Вперед