Больше любых других достижений культуры научная истина является кол- лективной

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 157

 


 

- видны без всяких ухищрений".
Больше любых других достижений культуры научная истина является кол-
лективной собственностью всего человечества. Она является таковой пото-
му, что не создана человеческим мозгом, как искусство или философия (хо-
тя философия - это тоже "поэзия", в высочайшем и благороднейшем смысле
греческого слова поiеГ'у, "творить, создавать"). Научная истина - это
нечто такое, что человеческий мозг не сотворил, но отвоевал у окружающей
внесубъективной действительности. Поскольку эта действительность для
всех людей одна и та же, то и в научных исследованиях - со всех сторон
любых политических занавесов - всегда, с надежным соответствием, обнару-
живается одно и то же. Если исследователь хоть чуточку сфальсифицирует
результаты в плане своих политических убеждений, - это может быть сдела-
но бессознательно и с совершенно чистой совестью, - действительность
скажет на это "нет": попытка практического применения таких результатов
будет безуспешна. На Востоке, например, одно время существовала школа,
которая развивала учение о наследственности, утверждавшее наследование
приобретенных признаков. Это делалось явно из политических соображений -
можно только надеяться, что бессознательно, - и все, кто верил в
единство научной истины, были весьма встревожены. Теперь о том утвержде-
нии больше не вспоминают, мнения генетиков всего мира снова совпали.
Это, конечно же, всего лишь маленькая победа, частичная; но это победа
истины - и потому основание для высокого воодушевления.
Многие жалуются на рассудочность нашего времени, на глубокий скепсис
нашей молодежи. Но я надеюсь, даже убежден, что это - результат здоровой
самозащиты от искусственных идеалов, от воодушевляющей бутафории, в сети
которой так прочно попадали люди, особенно молодые, в недавнем прошлом.
Я полагаю, что как раз эту рассудочность и следует использовать для про-
паганды таких истин, которые, столкнувшись с недоверием, могут быть до-
казаны числом. Перед ним вынужден капитулировать любой скепсис. Наука -
не мистерия и не черная магия, методика ее усвоения проста. Я полагаю,
именно рассудочных скептиков можно воодушевить доказуемой истиной и всем
тем, что она с собой несет.
Совершенно определенно, что человек может воодушевиться абстрактной
истиной; но все-таки она остается суховатым, скучноватым идеалом, и по-
тому хорошо, что для ее защиты можно привлечь другой поведенческий акт
человека - антагонистичный скуке смех. Он во многом подобен воодушевле-
нию: и в своих особенностях, свойственных инстинктивному поведению, и в
своем эволюционном происхождении от агрессии, но главное - в своей соци-
альной функции. Как воодушевление во имя одного и того же идеала, так и
смех по одному и тому же поводу создает чувство братской общности. Спо-
собность смеяться вместе - это не только предпосылка настоящей дружбы,
но почти уже первый шаг к ее возникновению. Как мы знаем из главы "При-
вычка, церемония и волшебство", смех, вероятно, возник путем ритуализа-
ции из переориентированного угрожающего жеста, в точности как триум-
фальный крик гусей. Так же как триумфальный крик и воодушевление, смех
не только создает общность его участников, но и направляет их агрессив-
ность против постороннего. Если человек не может смеяться вместе с ос-
тальными, он чувствует себя исключенным, даже если смех вовсе не направ-
лен против него самого или вообще против чего бы то ни было. Если ко-
го-то высмеивают, здесь еще более отчетливо

 

Назад                         Вперед