Конечно же, удар лапы, которым лев сбивает свою добычу, формой движения подобен

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 18

 


 

не является борьбой в подлинном смысле этого слова. Конечно же,
удар лапы, которым лев сбивает свою добычу, формой движения подобен то-
му, каким он бьет соперника, - охотничье ружье тоже похоже на армейский
карабин, - однако внутренние истоки поведения охотника и бойца совершен-
но различны. Когда лев убивает буйвола, этот буйвол вызывает в нем не
больше агрессивности, чем во мне аппетитный индюк, висящий в кладовке,
на которого я смотрю с таким же удовольствием. Различие внутренних по-
буждений ясно видно уже по выразительным движениям. Если собака гонит
зайца, то у нее бывает точно такое же напряженно-радостное выражение, с
каким она приветствует хозяина или предвкушает что-нибудь приятное. И по
львиной морде в драматический момент прыжка можно вполне отчетливо ви-
деть, как это зафиксировано на многих отличных фотографиях, что он вовсе
не зол. Рычание, прижатые уши и другие выразительные движения, связанные
с боевым поведением, можно видеть у охотящихся хищников только тогда,
когда они всерьез боятся своей вооруженной добычи, но и в этом случае
лишь в виде намека.
Ближе к подлинной агрессии, чем нападение охотника на добычу, инте-
ресный обратный случай "контратаки" добычи против хищника. Особенно это
касается стадных животных, которые всем скопом нападают на хищника, сто-
ит лишь им его заметить; потому в английском языке это явление называет-
ся "мобинг".
В обиходном немецком соответствующего слова нет, но в старом охот-
ничьем жаргоне есть такое выражение - вороны или другие птицы "травят"
филина, кошку или другого ночного хищника, если он попадется им на глаза
при свете дня. Если сказать, что стадо коров "затравило" таксу - этим
можно шокировать даже приверженцев святого Хуберта; однако, как мы вско-
ре увидим, здесь и в самом деле идет речь о совершенно аналогичных явле-
ниях.
Нападение на хищника-пожирателя имеет очевидный смысл для сохранения
вида. Даже когда нападающий мал и безоружен, он причиняет объекту напа-
дения весьма чувствительные неприятности. Все хищники, охотящиеся в оди-
ночку, могут рассчитывать на успех лишь в том случае, если их нападение
внезапно. Когда лисицу сопровождает по лесу кричащая сойка, когда вслед
за кобчиком летит целая стая предупреждающе щебечущих трясогузок - охота
у них бывает основательно подпорчена. С помощью травли многие птицы от-
гоняют обнаруженную днем сову так далеко, что на следующий вечер ночной
хищник охотится где-то в другом месте. Особенно интересна функция травли
у ряда птиц с высокоразвитой общественной организацией, таких, как галки
и многие гуси. У первых важнейшее значение травли для сохранения вида
состоит в том, чтобы показать неопытной молодежи, как выглядит опасный
враг. Такого врожденного знания у галок нет. У птиц это уникальный слу-
чай традиционно передаваемого знания. Гуси, на основании строго избира-
тельного врожденного механизма, "знают": нечто пуши-

1. МоЬ - англ. толпа.
2. Святой Хуберт - покровитель животных и охоты (656 (?) - 727) Стар-
ший сын герцога Бертрана Аквитанского. Согласно легенде, обратился в
христианство, повстречав на охоте оленя с сияющим крестом на рогах. Был
епископом маастрихтским и льежским. Канонизирован в 15-м в.

стое, рыже-коричневое, вытянутое и ползущее - чрезвычайно опасно. Од-
нако и у них видосохраняющая функция "мобинга" - со

 

Назад                         Вперед