Таким образом и возникают столь внушительные бойцы, как быки бизонов или самцы

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 27

 


 

приводит к появле-
нию особенно крупных и хорошо вооруженных защитников семьи и стада, -
как и наоборот, в том, что именно видосохраняющая функция защиты стада
привела к появлению такого отбора в жестоких поединках. Таким образом и
возникают столь внушительные бойцы, как быки бизонов или самцы крупных
павианов, которые при каждой опасности для сообщества воздвигают вокруг
слабейших членов стада стену мужественной круговой обороны.
В связи с поединками нужно упомянуть об одном факте, который каждому
небиологу кажется поразительным, даже парадоксальным, и который чрезвы-
чайно важен для дальнейшего содержания нашей книги: сугубо внутривидовой
отбор может привести к появлению морфологических признаков и поведенчес-
ких стереотипов не только совершенно бесполезных в смысле приспособления
к среде, но и прямо вредных для сохранения вида. Именно поэтому я так
подчеркивал в предыдущем абзаце, что защита семьи, т.е. форма столкнове-
ния с вневидовым окружением, вызвала появление поединка, а уже поединок
отобрал вооруженных самцов. Если отбор направляется в определенную сто-
рону лишь половым соперничеством, без обусловленной извне функциональной
нацеленности на сохранение вида, это может привести к появлению причуд-
ливых образований, которые виду как таковому совершенно не нужны. Оленьи
рога, например, развились исключительно для поединков; безрогий олень не
имеет ни малейших шансов на потомство. Ни для чего другого эти рога, как
известно, не годны. От хищников олени-самцы тоже защищаются только пе-
редними копытами, а не рогами. Мнение, что расширенные глазничные от-
ростки на рогах северного оленя служат для разгребания снега, оказалось
ошибочным. Они, скорее, нужны для защиты глаз при одном совершенно опре-
деленном ритуализованном движении, когда самец ожесточенно бьет рогами
по низким кустам.
В точности к тем же последствиям, что и поединок соперников, часто
приводит половой отбор, направляемый самкой. Если мы обнаруживаем у сам-
цов преувеличенное развитие пестрых перьев, причудливых форм и т.п., то
можно сразу же заподозрить, что самцы уже не сражаются, а последнее сло-
во в супружеском выборе принадлежит самке и у кандидата в супруги нет ни
малейшей возможности "обжаловать приговор". В качестве примера можно
привести райскую птицу, турухтана, утку-мандаринку и фазана-аргуса. Сам-
ка аргуса реагирует на громадные крылья петуха, украшенные великолепным
узором из глазчатых пятен, которые он, токуя, разворачивает перед ее
глазами. Эти крылья велики настолько, что петух уже почти не может ле-
тать; но чем они больше - тем сильнее возбуждается курица. Число потом-
ков, которые появляются у петуха за определенный срок, находится в пря-
мой зависимости от длины его перьев. Хотя в других отношениях это чрез-
мерное развитие крыльев может быть для него вредно, - например, хищник
съест его гораздо раньше, чем его соперника, у которого органы токования
не так чудовищно утрированы, - однако потомства этот петух оставит
столько же, а то и больше; и таким образом поддерживается предрасполо-
женность к росту гигантских крыльев, совершенно вопреки интересам сохра-
нения вида. Вполне возможно, что самка аргуса реагирует на маленькие
красные пятнышки на крыльях самца, которые исчезают из виду, когда
крылья сложены, и не мешают ни полету, ни маскировке. Но так или иначе,
эволюция фазана-аргуса зашла в тупик, и проявляется он в том, что самцы
соперничают друг с другом в отношении величины крыльев. Иными словами,
животные

 

Назад                         Вперед