Индуктивное естествознание всегда начинается с непредвзятого наблюдения отдельных

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 3

 


 

этому, по возможности, точно тем же путем,
каким шел я сам, и делаю это из принципиальных соображений. Индуктивное
естествознание всегда начинается с непредвзятого наблюдения отдельных
фактов; и уже от них переходит к абстрагированию общих закономерностей,
которым все эти факты подчиняются. В большинстве учебников, ради крат-
кости и большей доступности, идут по обратному пути и предпосылают "спе-
циальной части" - "общую". При этом изложение выигрывает в смысле обоз-
римости предмета, но проигрывает в убедительности. Легко и просто снача-
ла сочинить некую теорию, а затем "подкрепить" ее фактами; ибо природа
настолько многообразна, что если хорошенько поискать - можно найти убе-
дительные с виду примеры, подкрепляющие даже самую бессмысленную гипоте-
зу.
Моя книга лишь тогда будет по-настоящему убедительна, если читатель -
на основе фактов, которые я ему опишу, - сам придет к тем же выводам, к
каким пришел я.
Но я не могу требовать, чтобы он безоглядно двинулся по столь тернис-
тому пути, потому составлю здесь своего рода путеводитель, описав вкрат-
це содержание глав.
В двух первых главах я начинаю с описания простых наблюдений типичных
форм агрессивного поведения; затем в третьей главе перехожу к его значе-
нию для сохранения вида, а в четвертой говорю о физиологии инстинктивных
проявлений вообще и агрессивных в частности - достаточно для того, чтобы
стала ясной спонтанность их неудержимых, ритмически повторяющихся проры-
вов. В пятой главе я разъясняю процесс ритуализации и обособления новых
инстинктивных побуждений, возникающих в ходе этого процесса, - разъясняю
в той мере, насколько это нужно в дальнейшем для понимания роли этих но-
вых инстинктов в сдерживании агрессии. Той же цели служит шестая глава,
в которой дан общий обзор системы взаимодействий разных инстинктивных
побуждений. В седьмой главе будет на конкретных примерах показано, какие
механизмы "изобрела" эволюция, чтобы направить агрессию в безопасное
русло, какую роль при выполнении этой задачи играет ритуал, и насколько
похожи возникающие при этом формы поведения на те, которые у человека
диктуются ответственной моралью. Эти главы создают предпосылки для того,
чтобы можно было понять функционирование четырех очень разных типов об-
щественной организации. Первый тип - это анонимная стая, свободная от
какой-либо агрессивности, но в то же время лишенная и личного самосозна-
ния, и общности отдельных особей.
Второй тип - семейная и общественная жизнь, основанная лишь на ло-
кальной структуре защищаемых участков, как у кваквы и других птиц, гнез-
дящихся колониями.
Третий тип - гигантская семья крыс, члены которой не различают друг
друга лично, но узнают по родственному запаху и проявляют друг к другу
образцовую лояльность; однако с любой крысой, принадлежащей к другой
семье, они сражаются с ожесточеннейшей партийной ненавистью. И наконец,
четвертый вид общественной организации - это такой, в котором узы личной
любви и дружбы не позволяют членам сообщества бороться и вредить друг
другу. Эта форма сообщества, во многом аналогичного человеческому, под-
робно описана на примере серых гусей.
Надо полагать, что после всего сказанного в первых одиннадцати главах
я смогу объяснить причины ряда нарушений инстинкта агрессии у человека,
12-я глава - "Проповедь смирения" - должна создать для этого новые пред-
посылки, устранив определенное внутреннее сопротивление, мешающее многим
людям увидеть

 

Назад                         Вперед