Говоря о натравливании у утиных самок, я постарался показать, что возникновение

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 42

 


 

их маленькие, примерно в 2 мм, шлейфики, опалово блестящие на
солнце, являют собой изумительное зрелище" - так описывает Хеймонс кол-
лективную брачную церемонию этих мух в новом издании Брэма.
Говоря о натравливании у утиных самок, я постарался показать, что
возникновение новой наследственной координации принимает весьма сущест-
венное участие в образовании нового ритуала, и что таким образом возни-
кает автономная и весьма жестко закрепленная по форме последовательность
движений, т.е. не что иное, как новое инстинктивное действие. Пример
толкунчиков, танцевальные движения которых пока еще ждут более детально-
го анализа, может быть, подходит для того, чтобы показать нам другую,
столь же важную сторону ритуализации; а именно - вновь возникающую реак-
цию, которой животное отвечает на адресованное ему символическое сообще-
ние сородича. У тех видов толкунчиков, у которых самки получают лишь
символические шлейфы или шарики без съедобного содержимого, - они с оче-
видностью реагируют на эти фетиши ничуть не хуже или даже лучше, чем их
прародительницы реагировали на сугубо материальные дары в виде съедобной
добычи. Таким образом возникает не только несуществовавшее прежде инс-
тинктивное действие с определенной функцией сообщения у одного из соро-
дичей, у "действующего лица", но и врожденное понимание этого сообщения
у другого, "воспринимающего лица". То, что нам, при поверхностном наблю-
дении, кажется единой "церемонией", зачастую состоит из целого ряда эле-
ментов поведения, взаимно вызывающих друг друга.
Вновь возникшая моторика ритуализованных поведенческих актов носит
характер вполне самостоятельного инстинктивного действия; так же и сти-
мулирующая ситуация - которая в таких случаях в значительной степени оп-
ределяется ответным поведением сородича - приобретает все свойства удов-
летворяющей инстинкт конечной ситуации: к ней стремятся ради нее самой.
Иными словами, последовательность действий, первоначально служившая ка-
ким-то другим, объективным и субъективным целям, становится самоцелью,
как только превращается в автономный ритуал.
Было бы совершенно неверно считать ритуализованные движения натравли-
вания у кряквы или даже у нырка "выражением" любви или преданности самки
ее супругу.
Обособившееся инстинктивное действие - это не побочный продукт, не
"эпифеномен" связи, соединяющей обоих животных; оно само и является этой
связью. Постоянное повторение таких связывающих пару церемоний вырази-
тельно свидетельствует о силе автономного инстинкта, приводящего их в
действие. Если птица теряет супруга, то теряет и единственный объект, на
который может разряжать этот свой инстинкт; и способ, которым она ищет
потерянного партнера, носит все признаки так называемого аппетентного,
поискового поведения, т.е. неодолимого стремления вновь обрести ту спа-
сительную внешнюю ситуацию, в которой может разрядиться накопившийся
инстинкт.
Здесь нужно подчеркнуть тот чрезвычайно важный факт, что в процессе
эволюционной ритуализации всегда возникает новый и совершенно автономный
инстинкт, который в принципе так же самостоятелен, как и любой из так
называемых "основных" инстинктов - питание, размножение, бегство или аг-
рессия. Как и любой из названных, вновь появившийся инстинкт имеет место
и голос в (Великом Парламенте Инстинктов. И это опять-таки важно для на-
шей темы, потому что именно инстинкты, возникшие в процессе ритуализа-
ции, очень часто выступают в этом Парламенте против агрессии, направляют
ее в безопасное русло и тормозят ее проявления, вредные для вида. В гла-
ве о личных привязанностях мы увидим, как выполняют эту чрезвычайно важ-
ную

 

Назад                         Вперед