Этот Россинант заставлял своего преподобного хо- зяина останавливаться перед

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 45

 


 

того, купил лошадь, перед тем много лет
принадлежавшую пьянице. Этот Россинант заставлял своего преподобного хо-
зяина останавливаться перед каждым кабаком и заходить туда хотя бы на
минуту. В результате он приобрел в своем приходе дурную славу и в конце
концов на самом деле спился от отчаяния. Эта история всегда рассказыва-
ется лишь в качестве шутки, но она может быть вполне правдива, по край-
ней мере в том, что касается поведения лошади.
Воспитателю, этнологу, психологу и психиатру такое поведение высших
животных должно показаться очень знакомым. Каждый, кто имеет собственных
детей - или хотя бы мало-мальски пригоден в качестве дядюшки, - знает по
собственному опыту, с какой настойчивостью маленькие дети цепляются за
каждую деталь привычного: например, как они впадают в настоящее отчая-
ние, если, рассказывая им сказку, хоть немного уклониться от однажды ус-
тановленного текста. А кто способен к самонаблюдению, тот должен будет
признаться себе, что и у взрослого цивилизованного человека привычка,
раз уж она закрепилась, обладает большей властью, чем мы обычно сознаем.
Однажды я внезапно осознал, что разъезжая по Вене в автомобиле, как пра-
вило использую разные пути для движения к какой-то цели и обратно от
нее. Произошло это в то время, когда еще не было улиц с односторонним
движением, вынуждающих ездить именно так. И вот я попытался победить в
себе раба привычки и решил проехать "туда" по обычной обратной дороге, и
наоборот. Поразительным результатом этого эксперимента стало несомненное
чувство боязливого беспокойства, настолько неприятное, что назад я пое-
хал уже по привычной дороге.
Этнолог, услышав мой рассказ, сразу вспомнил бы о так называемом "ма-
гическом мышлении" многих первобытных народов, которое вполне еще живо и
у цивилизованного человека. Оно заставляет большинство из нас прибегать
к унизительному мелкому колдовству вроде "тьфу-тьфу-тьфу!" в качестве
противоядия от "сглаза" или придерживаться старого обычая бросать через
левое плечо три крупинки из просыпанной солонки и т.д., и т.п.
Наконец, психиатру и психоаналитику описанное поведение животных на-
помнит навязчивую потребность повторения, которая обнаруживается при оп-
ределенной форме невроза - "невроз навязчивых состояний" - и в более или
менее мягких формах наблюдается у очень многих детей. Я отчетливо помню,
как в детстве внушил себе, что будет ужасно, если я наступлю не на ка-
мень, а на промежуток между плитами мостовой перед Венской ратушей. Как
раз такую детскую фантазию неподражаемо показал А. А. Милн в одном из
своих стихотворений.
Все эти явления тесно связаны одно с другим, потому что имеют общий
корень в одном и том же механизме поведения, целесообразность которого
для сохранения вида совершенно несомненна. Для существа, лишенного пони-
мания причинных взаимосвязей, должно быть в высшей степени полезно при-
держиваться той линии поведения, которая уже - единожды или повторно -
оказывалась безопасной и ведущей к цели. Если неизвестно, какие именно
детали общей последовательности действий существенны для успеха и безо-
пасности, то лучше всего с рабской точностью повторять ее целиком. Прин-
цип "как бы чего не вышло" совершенно ясно выражается в уже упомянутых
суевериях: забыв произнести заклинание, люди испытывают страх.
Даже когда человек знает о чисто случайном возникновении какой-либо
привычки и прекрасно понимает, что ее нарушение

 

Назад                         Вперед