Нам необходимо понять его нормальные причины, чтобы разобраться в причинах его

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 54

 


 

можем ограничиться желанием выяснить лишь "зачем" ну-
жен этот инстинкт, как это было в третьей главе.
Нам необходимо понять его нормальные причины, чтобы разобраться в
причинах его нарушений и, по возможности, научиться устранять эти нару-
шения.
Активность организма, которую можно назвать по ее функции - питание,
размножение или даже самосохранение, - конечно же, никогда не бывает ре-
зультатом лишь одной-единственной причины или одного-единственного по-
буждения. Поэтому ценность таких понятий, как "инстинкт размножения" или
"инстинкт самосохранения", столь же ничтожна, сколько ничтожна была бы
ценность понятия некоей особой "автомобильной силы", которое я мог бы с
таким же правом ввести для объяснения того факта, что моя старая добрая
машина все еще ездит. Но кто платит за ремонты, в результате которых это
возможно, - тому и в голову не придет поверить в эту мистическую силу:
тут дело в ремонтах! Кто знаком с патологическими нарушениями врож-
денных механизмов поведения - эти механизмы мы и называем инстинктами, -
тот никогда не подумает, будто животными, и даже людьми, руководят ка-
кие-то направляющие факторы, которые постижимы лишь с точки зрения ко-
нечного результата, а причинному объяснению не поддаются и не нуждаются
в нем.
Поведение, единое с точки зрения функции - например, питание или
размножение, - всегда бывает обусловлено очень сложным взаимодействием
очень многих физиологических причин. Изменчивость и Отбор, конструкторы
эволюции, это взаимодействие "изобрели" и основательно испытали его.
Иногда все физиологические причины в нем способны взаимно уравновеши-
ваться; иногда одна из них влияет на другую в большей мере, нежели под-
вержена обратному влиянию с ее стороны; некоторые из них сравнительно
независимы от общей системы взаимодействий и влияют на нее сильнее, не-
жели она на них. Хорошим примером таких элементов, относительно незави-
симых от целого, являются кости скелета.
В сфере поведения наследственные координации, или инстинктивные
действия, являются элементами, явно независимыми от целого. Будучи столь
же неизменными по форме, как крепчайшие кости скелета, каждое из них
имеет свою особенную власть над всем организмом. Каждое - как мы уже
знаем - энергично требует слова, если ему пришлось долго молчать, и вы-
нуждает животное или человека активно искать такую ситуацию, которая
стимулирует и заставляет произвести именно это инстинктивное действие, а
не какое-либо иное. Поэтому было бы большой ошибкой полагать, будто вся-
кое инстинктивное действие, видосохраняющая функция которого служит,
например, добыванию пищи, непременно должно быть обусловлено голодом. Мы
знаем по своим собакам, что они с величайшим азартом вынюхивают, рыщут,
гоняют, хватают и рвут, когда вовсе не голодны; каждому любителю собак
известно, что азартного пса-охотника нельзя, к сожалению, отучить от его
страсти никакой кормежкой. То же справедливо в отношении инстинктивных
действий захвата добычи у кошек, в отношении известных "промеров" у
скворцов, которые выполняются почти беспрерывно и совершенно независимо
от того, насколько скворец голоден, - короче, в отношении всех малых
служителей сохранения вида, будь то бег, полет, укус, удар, умывание,
рытье и т.п. Каждая наследственная координация обладает своей собствен-
ной спонтанностью и вызывает свое собственное поисковое поведение. Зна-
чит, эти малые частные побуждения совершенно независимы друг от друга? И
составляют мозаику, функциональная целостность которой возникает лишь в
ходе эволюции? В некоторых

 

Назад                         Вперед