На более высоком уровне интеграции при движении конечности - напри- мер, рыбьего

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 59

 


 

при крайнем нервном утомле-
нии. На более высоком уровне интеграции при движении конечности - напри-
мер, рыбьего плавника - те же процессы приводят к рациональному взаимо-
действию мьшц - антагонистов", которые попеременно двигают соответствую-
щие части тела в противоположных направлениях. Каждое ритмичное цикли-
ческое движение плавника, ноги или крыла, какие мы встречаем при любом
движении животных, - это работа "антагонистов"; не только мышц, но и
возбуждающих нервных центров. Эти движения всегда являются следствиями
"конфликтов" между независимыми и соперничающими источниками импульсов,
энергии которых упорядочиваются и направляются к общему благу закономер-
ностями "относительной координации", как назвал фон Хольст процесс вза-
имного влияния, о котором идет речь.
Итак, не "война - всему начало", а, скорее, такой конфликт между не-
зависимыми друг от друга источниками импульсов, который создает внутри
целостной структуры напряжения, работающие буквально как напряженная ар-
матура, придавая целому прочность и устойчивость. Это относится не
только к такой простой функции, как движение плавника, на которой фон
Хольст открыл закономерности относительной координации; испытанные пар-
ламентские правила вынуждают великое множество источников всевозможных
побуждений присоединять свои голоса к гармонии, служащей общему благу.
В качестве простого примера нам могут здесь послужить движения лице-
вой мускулатуры, которые можно наблюдать у собаки в конфликте между по-
буждениями нападения и бегства. Эта мимика, которую принято называть уг-
рожающей, вообще появляется лишь в том случае, если тенденция к нападе-
нию тормозится страхом, хотя бы малейшим.
Если страха нет, то собака кусает безо всякой угрозы, с такой же спо-
койной физиономией, какая изображена в левом верхнем углу иллюстрации;
она выдает лишь небольшое напряжение, примерно такое же, с каким собака
смотрит на только что принесенную миску с едой. Если читатель хорошо
знает собак, он может попытаться самостоятельно проинтерпретировать вы-
ражения собачьей морды, изображенные на иллюстрации, прежде чем читать
дальше. Попробуйте представить себе ситуацию, в которой ваша собака
состроит такую мину. А потом - второе упражнение - попытайтесь предска-
зать, что она станет делать дальше.




Для некоторых картинок я приведу решение сам. Я предположил бы, что
пес в середине верхнего ряда противостоит примерно равному сопернику,
которого всерьез уважает, но не слишком боится; тот, как и он сам, вряд
ли отважится напасть. В отношении их последующего поведения я бы сказал,
что они оба с минуту останутся в той же позе, затем медленно разойдутся,
"сохраняя лицо", и наконец, на некотором расстоянии друг от друга, од-
новременно задерут заднюю лапу. Пес вверху справа тоже не боится, но
злее; встреча может протекать, как описано выше, но может внезапно и
шумно перейти в серьезную драку, особенно если второй проявит хоть ка-
кую-то неуверенность. Вдумчивый читатель - а таков, вероятно, каждый,
кто дочитал книгу до этого места, - давно уже заметил, что собачьи порт-
реты размещены на иллюстрации в определенном порядке: агрессия растет
слева направо, а страх - сверху вниз.
Истолкование поведения и его предсказание легче всего в крайних слу-
чаях; и конечно же, выражение, изображенное в правом нижнем углу, совер-
шенно однозначно. Такая ярость и такой страх могут одновременно возник-
нуть в одном-единственном случае: собака противостоит

 

Назад                         Вперед