Вся скала состоит из останков корал- лов тех же видов, какие живут и сегодня

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 6

 


 

скелет, остаток
доледникового кораллового рифа, погибшего во время сангаммонского оледе-
нения, оказавшись над уровнем моря. Вся скала состоит из останков корал-
лов тех же видов, какие живут и сегодня; среди этих останков - раковины
моллюсков, живые сородичи которых и сейчас населяют эти воды. Здесь мы
находимся сразу на двух рифах:
на старом, который мертв уже десятки тысяч лет, и на новом, растущем
на трупе старого. Кораллы - как и цивилизации - растут обычно на скеле-
тах своих предшественников.
Я плыву к изъеденной стене, а потом вдоль нее, пока не нахожу удоб-
ный, не слишком острый выступ, за который можно ухватиться рукой, чтобы
встать возле него на якорь. В дивной невесомости, в идеальной прохладе,
но не в холоде, словно гость в сказочной стране, отбросив все земные за-
боты, я отдаюсь колыханию нежной волны, забываю о себе и весь обращаюсь
в зрение: воодушевленный, восторженный привязной аэростат!
Вокруг меня со всех сторон рыбы; на небольшой глубине почти сплошь
мелкие. Они с любопытством подплывают ко мне - издали или из своих укры-
тий, куда успели спрятаться при моем приближении, - снова шарахаются на-
зад, когда я "кашляю" своей трубкой - резким выдохом выталкиваю из нее
скопившийся конденсат и попавшую снаружи воду... Но как только снова ды-
шу спокойно и тихо - они снова возвращаются. Мягкие волны колышут их
синхронно со мною, и я - от полноты своего классического образования -
вспоминаю: "Вы снова рядом, зыбкие созданья? Когда-то, смутно, я уж ви-
дел вас... Но есть ли у меня еще желанье схватить вас, как мечтал я в
прошлый раз?" Именно на рыбах я впервые увидел - еще на самом деле очень
смутно - некоторые общие закономерности поведения животных, поначалу ни-
чего в них не понимая; а желание постигнуть их еще в этой жизни, мечта
об этом - непреходяща! Зоолог, как и художник, никогда не устает в своем
стремлении охватить жизнь во всей полноте и многообразии ее форм.
Многообразие форм, окружающих меня здесь - некоторые из них настолько
близко, что я не могу их четко рассмотреть уже дальнозоркими своими гла-
зами, - поначалу кажется подавляющим. Но через некоторое время физионо-
мии вокруг становятся роднее, и образное восприятие - этот чудеснейший
инструмент человеческого познания - начинает охватывать все многообразие
окружающих обличий. И тогда вдруг оказывается, что вокруг хотя и доста-
точно разных видов, но совсем не так много, как показалось вначале. По
тому, как они появляются, рыбы сразу делятся на две различные категории:
одни подплывают стаями, по большей части со стороны моря или вдоль ска-
листого берега, другие же - когда проходит паника, вызванная моим появ-
лением, - медленно и осторожно выбираются из норы или из другого укры-
тия, и всегда - поодиночке\ Об этих я уже знаю, что одну и ту же рыбу
можно всегда - даже через несколько дней или недель - встретить в одном
и том же месте. Все время, пока я был на острове Кэй Ларго, я регулярно,
каждые несколько дней, навещал одну изумительно красивую рыбу-бабочку в
ее жилище под причальной эстакадой, опрокинутой ураганом Донна, - и
всегда заставал

 

Назад                         Вперед