Кроме того, мы видим на этом примере, насколько различны могут быть соотношения

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 64

 


 

могли гово-
рить об этом, поскольку недостаточно знали о парламентской борьбе инс-
тинктов. Кроме того, мы видим на этом примере, насколько различны могут
быть соотношения "главных" инстинктов даже у самца и самки одного и того
же вида: два мотива, которые у одного пола практические не мешают друг
другу и сочетаются в любых соотношениях, у другого взаимно выключаются
по принципу триггера.
Как уже пояснялось, "большая четверка" отнюдь не всегда поставляет
главную мотивацию поведения животного, а тем более человека. И совершен-
но неправильно полагать, будто между одним из "главных", древних инс-
тинктов и более специальным, эволюционно более молодым инстинктом всегда
существует отношение доминирования, в том смысле, что второй выключается
первым. Механизмы поведения, которые, вне всяких сомнений, возникли "со-
всем недавно" - например, социальные инстинкты у общественных животных,
обеспечивающие постоянное сохранение стаи, - у многих видов подчиняют
отдельную особь настолько, что при определенных обстоятельствах могут
заглушить все остальные побуждения. Овцы, прыгающие в пропасть за вожа-
ком-бараном, вошли в пословицу! Серый гусь, отставший от стаи, делает
все возможное, чтобы вновь ее обрести, и стадный инстинкт может даже пе-
ресилить стремление к бегству; дикие серые гуси неоднократно присоединя-
лись к нашим прирученным - в непосредственной близости к людскому жилью
- и оставались!. Кто знает, насколько пугливы дикие гуси, тому эти слу-
чаи дадут представление о силе их "стадного инстинкта". То же справедли-
во для очень многих общественных животных вплоть до шимпанзе, о которых
Йеркс справедливо заметил: "Один шимпанзе - вообще не шимпанзе".
Даже те инстинкты, которые "только что" (с точки зрения филогенеза)
приобрели самостоятельность через ритуализацию и, как я постарался пока-
зать в предыдущей главе, получили место и голос в Великом Парламенте
Инстинктов в качестве самых молодых депутатов, - даже они при соот-
ветствующих обстоятельствах могут заглушить всех своих оппонентов точно
так же, как Голод и Любовь. В триумфальном крике гусей мы увидим церемо-
нию, которая управляет жизнью этих птиц больше, чем любой другой инс-
тинкт. С другой стороны, разумеется, существует сколько угодно ритуали-
зованных действий, которые еще едва обособились от своего неритуализо-
ванного прототипа; их скромное влияние на общее поведение состоит лишь в
том, что "желательная" для них координация движений - как мы видели в
случае натравливания у огарей - становится в какой-то мере предпочти-
тельной и используется чаще, чем другие, тоже возможные формы.
"Сильный" или "слабый" голос имеет ритуализованное действие в общем
концерте инстинктов - оно во всех случаях чрезвычайно затрудняет любой
мотивационный анализ, потому что может симулировать поведение, вытекаю-
щее из нескольких независимых побуждений. В предыдущей главе мы говори-
ли, что ритуализованное действие, сплавленное в некоторую общность из
различных компонентов, копирует форму последовательности движений, кото-
рая не является наследственно закрепленной и часто возникает из конфлик-
та нескольких побуждений, как это видно на примере натравливания уток. А
поскольку, как уже говорилось там же, копия и оригинал по большей части
накладываются друг на друга в одном и том же движении, то чрезвычайно
трудно разобраться, сколько же в нем от копии, а сколько от оригинала.
Только когда один из первоначально независимых компонентов оказывается в
противоречии с ритуально закрепленной координацией, - как направление

 

Назад                         Вперед