Вместо этого он рисует вокруг самки очень красивый и правильный зубчатый венец, в

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 66

 


 

сексуально мотивированы и должны
указывать точно на гнездо. Вместо этого он рисует вокруг самки очень
красивый и правильный зубчатый венец, в котором каждый "зиг" направлен
точно в сторону самки, а каждый "заг" - точно от нее. Как ни очевидна
относительная слабость новой координации движений, стремящейся превра-
тить "зиги" и "заги" в ритмический "зигзаг", - она может, однако, решаю-
щим образом определить регулярность последовательных проявлений обеих
главных мотиваций.
Вторая важная функция, которую ритуализованная координация может,
очевидно, выполнять, даже будучи очень слабой в других отношениях, - это
изменение направления неритуализованных движений, лежавших в основе ри-
туала и происходивших из других побуждений. Примеры этого мы уже видели
при обсуждении классического образца ритуала, а именно - при натравлива-
нии селезня уткой.



7. ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ АНАЛОГИИ МОРАЛИ


Не убий.
Пятая заповедь

В 5-й главе, где речь шла о процессе ритуализации, я старался пока-
зать, как этот процесс, причины которого все еще весьма загадочны, соз-
дает совершенно новые инстинкты, диктующие организму свои собственные
"Ты должен..." так же категорично, как и любой из, казалось бы, единов-
ластных "больших" инстинктов голода, страха или любви. В предыдущей 6-й
главе я пытался решить еще более трудную задачу: коротко и доступно по-
казать, как происходит взаимодействие между различными автономными инс-
тинктами, каким общим правилам подчиняются эти взаимодействия, и какими
способами можно - несмотря на все сложности - получить некоторое предс-
тавление о структуре взаимодействий в таком поведении, которое определя-
ется несколькими соперничающими побуждениями.
Я тешу себя надеждой, быть может обманчивой, что решить предыдущие
задачи мне удалось, и что я могу не только обобщить сказанное в двух
последних главах, но и применить полученные в них результаты к вопросу,
которым мы займемся теперь: каким образом ритуал выполняет поистине не-
выполнимую задачу - удерживает внутривидовую агрессию от всех проявле-
ний, которые могли бы серьезно повредить сохранению вида, но при этом не
выключает ее функций, необходимых для сохранения вида! Часть предыдущей
фразы, выделенная курсивом, уже отвечает на вопрос, - он кажется очевид-
ным, но вытекает из совершеннейшего непонимания сущности агрессии, - по-
чему у тех животных, для которых тесная совместная жизнь является преи-
муществом, агрессия попросту не запрещена? Именно потому, что ее функ-
ции, рассмотренные нами в 3-й главе, необходимы!
Решение проблем, возникающих таким образом перед обоими конструктора-
ми эволюции, достигается всегда одним и тем же способом. Полезный, необ-
ходимый инстинкт - вообще остается неизменным; но для особых случаев,
где его проявление было бы вредно, вводится специально созданный меха-
низм торможения. И здесь снова культурно-историческое развитие народов
происходит аналогичным образом; именно потому важнейшие требования Мои-
сеевых и всех прочих скрижалей - это не предтисания, а запреты. Нам еще
придется подробнее говоьрить о том, о чем здесь лишь предварительно упо-
мянем:
передаваемые традицией и привычно выполняемые табу имеют какое-то от-
ношение к разумной морали - в понимании Иммануила Канта - разве что у
вдохновенного законодателя, но никак не у его верующих последователей.
Как врожденные механизмы и ритуалы, препятствующие асоциальному пове-
дению животных, так и человеческие табу

 

Назад                         Вперед