Если не предполагать, что у индюшки повреждено что-то еще, кроме слу- ха, то

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 71

 


 

индюшонка - она реагирует на него вовсе не материнским
поведением: она не издает призывных звуков; когда малыш приближается к
ней примерно на метр, она готовится к отпору - распускает перья, яростно
шипит, - а как только он оказывается в пределах досягаемости ее клюва -
клюет его изо всех сил.
Если не предполагать, что у индюшки повреждено что-то еще, кроме слу-
ха, то такое поведение можно объяснить только одним: у нее нет ни малей-
шей врожденной информации о том, как должны выглядеть ее малыши. Она
клюет все, что движется около ее гнезда, если оно не настолько велико,
чтобы реакция бегства у нее пересилила агрессию.
Только писк индюшонка - и ничто больше - посредством врожденного ме-
ханизма включает материнское поведение, одновременно затормаживая агрес-
сию.
Последующие эксперименты с нормальными, слышащими индюшками подтвер-
дили правильность этой интерпретации. Если к индюшке, сидящей на гнезде,
подтягивать на нитке, как марионетку, натурально сделанное чучело индю-
шонка, то она клюет его точно так же, как глухая. Но стоит включить
встроенный в эту куклу маленький динамик, из которого раздается магнито-
фонная запись "плача" индюшонка, - нападение резко обрывается вмеша-
тельством торможения, явно очень сильного, так же внезапно, как это опи-
сано выше на примере цихлид и ланей. Индюшка начинает издавать типичные
призывные звуки, соответствующие квохтанью домашних кур.
Каждая неопытная индюшка, только что впервые высидевшая цыплят, напа-
дает на все предметы, которые движутся возле ее гнезда, размерами, грубо
говоря, от землеройки до крупного кота. У такой птицы нет врожденного
"знания", как именно выглядят хищники, которых нужно отгонять. На безз-
вучно приближающееся чучело ласки или хомяка она нападает не более
яростно, чем на чучело индюшонка, но, с другой стороны, готова тотчас
по-матерински принять обоих хищников, если они предъявят "удостоверение
индюшонка" - ту же запись цыплячьего писка - через встроенный микродина-
мик. Испытываешь ужасное чувство, когда такая индюшка, только что ярост-
но клевавшая беззвучно приближавшегося цыпленка, с материнским призывом
распускает перья, чтобы с готовностью принять под себя пищащее чучело
хорька, подменного ребенка в самом отчаянном смысле этого слова.
Единственный признак, который, по-видимому, врожденным образом усили-
вает реакцию на врага, - это волосяной покров, пушистая поверхность
объекта. По крайней мере, из наших первых опытов мы вынесли впечатление,
что мохнатые куклы раздражают индюшек сильнее, чем гладкие. В таком слу-
чае индюшонок - он имеет как раз подходящие размеры, движется около
гнезда, да еще вдобавок покрыт пухом - просто не может не вызывать у ма-
тери постоянного оборонительного поведения, которое должно столь же пос-
тоянно подавляться цыплячьим писком, чтобы предотвратить детоубийство.
Это относится, во всяком случае, к птицам, выводящим потомство впервые и
еще не знающим по опыту, как выглядят их собственные дети. Их поведение
быстро меняется при индивидуальном обучении.
Только что описанный, примечательно противоречивый состав "материнс-
кого" поведения индюшки заставляет нас задуматься. Совершенно очевидно -
не существует ничего такого, что само по себе можно было бы назвать "ма-
теринским инстинктом" или "инстинктом заботы о потомстве", раз нет даже
врожденной "схемы" врожденного узнавания собственных детей. Целесообраз-
ное, с точки зрения сохранения вида, обращение с потомством является,
скорее, результатом множества эволюционно

 

Назад                         Вперед