Однако каннибализм у теплокровных позвоночных встречается очень редко

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 73

 


 

животным названных видов - и многих подобных - и то, и другое крайне не-
обходимо: ведь они безоружны не только против внутривидовой агрессии, но
и против охотничьих приемов своих сородичей, если речь идет о крупных
хищниках. Однако каннибализм у теплокровных позвоночных встречается
очень редко. У млекопитающих он, вероятно, исключается главным образом
тем, что сородичи "невкусны", что довелось узнать многим полярным иссле-
дователям при попытках скормить живым собакам мясо умерших или забитых
по необходимости. Лишь истинно хищные птицы, прежде всего ястребы, могут
иногда в тесной неволе убить и съесть своего сородича; однако я не знаю
ни одного случая, чтобы подобное наблюдали в охотничьих угодьях. Какие
сдерживающие факторы препятствуют этому - пока неизвестно.
Для уже выросших, но еще неуклюжих молодых животных и птиц, о которых
идет речь, простое агрессивное поведение взрослых, очевидно, гораздо
опаснее любых каннибальских прихотей. Эта опасность устраняется целым
рядом очень четко организованных механизмов торможения, тоже почти не-
исследованных. Исключение составляет механизм поведения в бездушном со-
обществе кваквы, которому мы еще посвятим специальную небольшую главу, -
его легко понять. Этот механизм позволяет оперившимся молодым птицам ос-
таваться в колонии, хотя в ее тесных границах буквально каждая ветка на
дереве является предметом яростного соперничества соседей. Пока молодая
кваква, покинув гнездо, еще попрошайничает - это уже само по себе созда-
ет ей абсолютную защиту от любого нападения местной взрослой птицы.
Прежде чем старшая птица вообще соберется клюнуть птенца, тот, квакая и
хлопая крыльями, стремительно бросается к ней, старается схватить ее за
клюв и "подоить" - потянуть клюв книзу, - как это всегда делают дети с
клювами родителей, когда хотят, чтобы им отрыгнули пищу. Молодая кваква
не знает в лицо своих родителей, и я не уверен, что эти последние узнают
индивидуально своих детей; наверняка узнают друг друга только молодые
птицы из одного гнезда. Как старая кваква, у которой нет настроения кор-
мить, боязливо улетает, спасаясь от нападения собственного дитяти, -
точно так же она улетает и от любого чужого; у нее и в мыслях нет уда-
рить его. Аналогичные случаи мы знаем у многих животных, у которых от
внутривидовой агрессии защищает инфантильное поведение.
Еще более простой механизм позволяет молодой птице - уже взрослой,
уже независимой, но еще далеко не равной в борьбе - приобрести небольшой
собственный участок в пределах колонии. Молодая кваква, которая почти
три года носит детский костюмчик в полоску, возбуждает у взрослых гораз-
до менее интенсивную агрессию, нежели птица во взрослом оперении. Это
приводит к интересному явлению, которое я неоднократно наблюдал в
Альтенберге, в колонии свободно гнездившейся кваквы.
Молодая кваква совершенно безо всякого умысла приземляется где-нибудь
в пределах семейного участка насиживающей пары - и ей везет: она попала
не в центр его, около гнезда, который свирепо охраняется, а села по-
дальше.
Но при этом она разозлила соседа, который начинает наступать на при-
шельца в угрожающей позе - ползком, как это всегда бывает у кваквы. Од-
нако при этом движении он приближается и к расположенному в том же нап-
равлении гнезду соседей, сидящей на яйцах пары, а поскольку он своей
раскраской и угрожающей позой вызывает гораздо большую агрессивность,

 

Назад                         Вперед