Часто эта контратака проходит на во- лосок от молодой птицы и тем самым защищает

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 74

 


 

чем тихо и испуганно сидящая молодая птица, - именно его и берут на муш-
ку соседи, поднимаясь в контратаку. Часто эта контратака проходит на во-
лосок от молодой птицы и тем самым защищает ее. Поэтому кваквы "в полос-
ку" всегда устраиваются между территориями постоянных жителей, выращи-
вающих потомство, в строго определенных пределах, где появление взрослой
птицы провоцирует нападение хозяина, а появление молодой - еще нет.
Не так легко разобраться в механизме торможения, который надежно зап-
рещает взрослым собакам всех европейских пород серьезно укусить молодую,
в возрасте до 7-8 месяцев. По наблюдениям Тинбергена, у гренландских эс-
кимосских собак этот запрет ограничивается молодежью собственной стаи;
запрета кусать чужих щенков у них не существует. Быть может, так же обс-
тоит дело и у волков. Каким образом узнается молодость собрата по виду -
это еще не совсем ясно. Во всяком случае, рост не играет здесь никакой
роли: крошечный, но старый и злобный фокстерьер относится к громадному
ребенку-сенбернару, уже смертельно надоевшему своими неуклюжими пригла-
шениями поиграть, так же терпеливо и дружелюбно, как к щенку такого же
возраста собственной породы.
Вероятно, существенные признаки, вызывающие это торможение, содержат-
ся в поведении молодой собаки, а возможно и в запахе. Последнее проявля-
ется в том, каким образом молодая собака прямо-таки напрашивается на
нюхконтроль: если только приближение взрослого пса кажется молодому в
какой-то степени опасным - он тотчас бросается на спину и тем самым
предъявляет свой еще голенький щенячий животик, и к тому же выпускает
несколько капель, которые взрослый тотчас же нюхает.
Пожалуй еще интереснее и загадочнее, чем торможение, охраняющее уже
подросшую, но еще беспомощную молодежь, - тот тормозящий агрессию меха-
низм поведения, который запрещает "нерыцарское" поведение по отношению к
"слабому полу". У толкунчиков, поведение которых уже описывалось, у бо-
гомолов и у многих других насекомых - как и у многих пауков - самки, как
известно, являются сильным полом, и необходимы специальные механизмы по-
ведения, препятствующие тому, что счастливый жених будет съеден раньше
времени. У мантид - богомолов, - как известно, самка зачастую с аппети-
том доедает переднюю половину самца, в то время как его задняя половина
безмятежно выполняет великую миссию оплодотворения.
Однако здесь нас должны занимать не эти капризы природы, а те меха-
низмы, которые у очень многих птиц и млекопитающих - вплоть до человека
- очень затрудняют избиение представительниц слабого пола, если не пол-
ностью препятствуют ему. Что касается человека - максима "Женщина непри-
косновенна" справедлива лишь отчасти. В берлинском юморе, который часто
смягчает добросердечием вообще-то мрачноватые краски, побитая мужем жен-
щина говорит рыцарски вмешавшемуся прохожему: "Ну а вам-то что за дело,
коль меня мой милый бьет?!" Но среди животных есть целый ряд видов, у
которых при нормальных, т.е. не патологических, условиях никогда не бы-
вает, чтобы самец всерьез напал на самку.
Это относится, например, к собакам и, без сомнения, к волкам. Я бы
совершенно не доверял кобелю, укусившему суку, и посоветовал бы его хо-
зяину повышенную осторожность - особенно если в доме есть дети, - потому
что в социальном торможении этого пса явно что-то нарушено.
Однажды я пробовал выдать замуж свою

 

Назад                         Вперед