) - курицей клеваный, - и это сравнение замечательно иллюстрирует ненормальность

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 78

 


 

(англ.) - "курицей клеваный", -
и это сравнение замечательно иллюстрирует ненормальность мужской подчи-
ненности, потому что настоящий петух не позволяет себя клевать ни одной
курице, даже своей фаворитке. Впрочем, у петуха нет никаких запретов,
которые мешали бы ему клевать кур.
Самое сильное торможение, не позволяющее кусать самку своего вида,
встречается у европейского хомяка.
Быть может, у этих грызунов такой запрет особенно важен потому, что у
них самец гораздо крупнее самки, а длинные резцы этих животных способны
наносить особенно тяжелые раны. Эйбл-Эйбесфельдт установил, что, когда
во время короткого брачного периода самец вторгается на территорию сам-
ки, проходит немалый срок, прежде чем эти закоренелые индивидуалисты
настолько привыкнут друг к другу, что самка начинает переносить прибли-
жение самца. В этот период - и только тогда - хомяк-дама проявляет пуг-
ливость и робость перед мужчиной. В любое другое время она - яростная
фурия, грызущая самца безо всякого удержу. При разведении этих животных
в неволе необходимо своевременно разъединять партнеров после спаривания,
иначе дело доходит до мужских трупов.
Только что, при описании поведения хомяков, мы упомянули три факта,
которые характерны для всех механизмов торможения, препятствующих
убийству или серьезному ранению, - потому о них стоит поговорить более
подробно. Во-первых, существует зависимость между действенностью оружия,
которым располагает вид, и механизмом торможения, запрещающим применять
это оружие против сородичей. Во-вторых, существуют ритуалы, цель которых
состоит в том, чтобы задействовать у агрессивных сородичей именно эти
механизмы торможения. В-третьих - на эти механизмы нельзя полагаться аб-
солютно, при случае они могут и не сработать.
В другом месте я уже подробно объяснял, что торможение, запрещающее
убийство или ранение сородича, должно быть наиболее сильным и надежным у
тех видов, которые, во-первых, как профессиональные хищники располагают
оружием, достаточным для быстрого и верного убийства крупной жертвы, а
во-вторых - социально объединены. У хищников-одиночек - например, у не-
которых видов куниц или кошек - бывает достаточно того, что сексуальное
возбуждение затормаживает и агрессию, и охоту на такое время, чтобы
обеспечить безопасное соитие полов. Но если крупные хищники постоянно
живут вместе - как волки или львы, - надежные и постоянно действующие
механизмы торможения должны быть в работе всегда, являясь совершенно са-
мостоятельными и не зависящими от изменений настроения отдельного зверя.
Таким образом возникает особенно трогательный парадокс: как раз наи-
более кровожадные звери - прежде всего волк, которого Данте назвал "неп-
римиримым зверем" (bestia senza pace), - обладают самыми надежными тор-
мозами против убийства, какие только есть на Земле. Когда мои внуки иг-
рают со сверстниками - присмотр кого-то из взрослых необходим. Но я со
спокойной душой оставляю их одних в обществе нашей собаки, хотя это
крупная псина, помесь чау с овчаркой, чрезвычайно свирепая на охоте. Со-
циальные запреты, на которые я полагаюсь в подобных случаях, отнюдь не
являются чем-то приобретенным в процессе одомашнивания - они, вне всяких
сомнений, перешли в наследство от волка.
Очевидно, что у разных животных механизмы социального торможения при-
водятся в действие очень разными признаками. Например, как мы видели,
запрет кусать самку у самцов зеленой ящерицы наверняка зависит от хими-
ческих раздражителей; несомненно, так же обстоит дело и с

 

Назад                         Вперед