Развернувшись в широкую цепь, они прочесывают самый верхний слой воды и охотятся

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 8

 


 

так что заметить их еще труднее, по-
жалуй, чем снизу. Развернувшись в широкую цепь, они прочесывают самый
верхний слой воды и охотятся на крошечных атеринок, "серебрянок", кото-
рые мириадами висят в воде, густо, как снежинки в пургу, сверкая словно
серебряная канитель. Меня эти крошки совсем не боятся, - для рыбы моего
размера они не добыча, - могу плыть прямо сквозь их скопления, и они
почти не расступаются, так что порой я непроизвольно задерживаю дыхание,
чтобы не затянуть их себе в горло, как это часто случается, если имеешь
дело с такой же тучей комаров. Я дышу через трубку в другой среде, но
рефлекс остается.
Однако стоит приблизиться самому крошечному саргану - серебряные рыб-
ки мгновенно разлетаются во все стороны. Вниз, вверх, даже выскакивают
из воды, так что в секунду образуется большое пространство, свободное от
серебряных хлопьев, которое постепенно заполняется лишь тогда, когда
охотники исчезают вдали.
Как бы ни отличались головастые, похожие на окуней ворчуны и снэпперы
от тонких, вытянутых, стремительных сарганов - у них есть общий признак:
они не слишком отклоняются от привычного представления, которое связыва-
ется со словом "рыба". С оседлыми обитателями нор дело обстоит иначе.
Великолепного синего "ангела" с желтыми поперечными полосами, украшающи-
ми его юношеский наряд, пожалуй, еще можно посчитать "нормальной рыбой".
Но вон что-то показалось в щели между двумя глыбами известняка: странные
движения враскачку, вперед-назад, какой-то бархатно-черный диск с ярко-
желтыми полукруглыми лентами поперек и сияющей ультрамариновой каймой по
нижнему краю - рыба ли это вообще? Или вот эти два создания, бешено
промчавшиеся мимо, размером со шмеля и такие же округлые; черные глаза,
окаймленные голубой полосой, и глаза эти - на задней трети тела? Или ма-
ленький самоцвет, сверкающий вон из той норки, - тело у него разделено
наискось, спереди-снизу назад и вверх, границей двух ярких окрасок, фио-
летово-синей и лимонно-желтой? Или вот этот невероятный клочок темно-си-
него звездного неба, усыпанный голубыми огоньками, который появляется
из-за коралловой глыбы прямо подо мной, парадоксально извращая все
пространственные понятия? Конечно же, при более близком знакомстве ока-
зывается, что все эти сказочные существа - вполне приличные рыбы, причем
они состоят не в таком уж дальнем родстве с моими давними друзьями и
сотрудниками, рифовыми окунями. "Звездник" ("джуэл фиш" - "рыбка-самоц-
вет") и рыбка с синей спинкой и головой и с желтым брюшком и хвостом
("бо Грэгори" - "Гриша-красавчик") - эти даже и вовсе близкая родня.
Оранжево-красный шмель - это детеныш рыбы, которую местные жители с
полным основанием называют "рок бьюти" ("скальная красавица"), а чер-
но-желтый диск - молодой черный "ангел". Но какие краски! И какие неве-
роятные сочетания этих красок! Можно подумать, они подобраны нарочно,
чтобы быть как можно заметнее на возможно большем расстоянии; как знамя
или - еще точнее - плакат.
Надо мной колышется громадное зеркало, подо мной звездное небо, хоть
и крошечное, я невесомо витаю в прозрачной среде; окружен кишащим роем
ангелов, поглощен созерцанием, благоговейно восхищен творением и красо-
той его - благодарение Творцу, я все же вполне способен наблюдать су-
щественные детали. И тут мне бросается в глаза вот что: у рыб тусклой
или, как

 

Назад                         Вперед