Она бледнеет, по возможности прижимает плавники и поворачивается к сородичу

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 80

 


 

просит пощады - все наоборот, по всем пунктам. Она
бледнеет, по возможности прижимает плавники и поворачивается к сородичу,
которого нужно успокоить, узким сечением тела, двигается медленно, кра-
дучись, буквально пряча все стимулы, вызывающие агрессию. Петух, серьез-
но побитый в драке, прячет голову в угол или за какое-нибудь укрытие, и
таким образом отнимает у противника непосредственные стимулы боевого
возбуждения, исходящие из его гребня и бороды. О некоторых коралловых
рыбах, у которых кричаще-яркий наряд описанным образом запускает в ход
внутривидовую агрессию, мы уже знаем, что они снимают эту раскраску,
когда должны мирно сойтись для спаривания.


При исчезновении сигнала, призывающего к борьбе, поначалу избегается
только выплеск внутривидовой агрессии; активное торможение уже начатого
нападения еще не включается. Однако совершенно очевидно, что с точки
зрения эволюции здесь всего один шаг от первого до второго; и как раз
возникновение умиротворяющих жестов из сигналов борьбы "с обратным зна-
ком" являет тому прекрасный пример. Естественно, у очень многих животных
угроза заключается в том, что противнику многозначительно "суют под нос"
свое оружие, будь то зубы, когти, клюв, сгиб крыла или кулак. Поскольку
у таких видов все эти прелестные жесты принадлежат к числу сигналов,
"понимание" которых заложено в наследственности, то в зависимости от си-
лы адресата они вызывают у него либо ответную угрозу, либо бегство; а
способ возникновения жестов, предотвращающих борьбу, определен здесь од-
нозначно: они должны состоять в том, что ищущее мира животное отворачи-
вает оружие от противника.
Однако оружие почти никогда не служит только для нападения, оно необ-
ходимо и для защиты, для отражения ударов, - и потому в этой форме жес-
тов умиротворения есть большое "но": каждое животное, выполняющее такой
жест, очень опасно разоружается, а во многих случаях и подставляет про-
тивнику незащищенным самое уязвимое место своего тела. Тем не менее эта
форма жеста покорности распространена чрезвычайно широко, и была "найде-
на" независимо друг от друга самыми различными группами позвоночных. По-
бежденный волк отворачивает голову и подставляет победителю чрезвычайно
ранимую боковую сторону шеи, выгнутую навстречу укусу. Галка подставляет
под клюв той, кого нужно умиротворить, свой незащищенный затылок: как
раз то место, которое стараются достать эти птицы при серьезном нападе-
нии с целью убийства. Это совпадение настолько бросается в глаза, что я
долгое время думал, будто такое выпячивание самого уязвимого места су-
щественно для действенности позы умиротворения. У волка и собаки это
выглядит действительно так, потому что молящий о пощаде подставляет по-
бедителю яремную вену. И хотя отведение оружия, несомненно, было понача-
лу единственным действующим элементом в жесте умиротворения, - в моем
прежнем предположении есть определенная доля истины.
Если бы зверь внезапно подставил разъяренному противнику самую рани-
мую часть тела незащищенной, полагаясь лишь на то, что происходящее при
этом выключение боевых стимулов будет достаточным, чтобы предотвратить
его атаку, - это было бы самоубийственной затеей.
Мы слишком хорошо знаем, насколько медленно происходит переход к рав-
новесию от господства одного инстинкта над другим, и потому можем смело
утверждать, что простое изъятие боевого стимула повело бы лишь к посте-
пенному снижению агрессивности нападающего животного.
Таким образом, если внезапное принятие позы покорности тотчас

 

Назад                         Вперед