В большинстве случаев птица, только что яростно нападавшая, реа- гирует социальным

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 82

 


 

если более слабый принял позу покорности в самый момент его
атаки. В большинстве случаев птица, только что яростно нападавшая, реа-
гирует социальным "поглаживанием":
дружески перебирает и чистит перья на затылке покорившегося сородича.
Поистине трогательная форма заключения мира!
Существует целый ряд жестов покорности, которые восходят к инфан-
тильному, детскому поведению, а также и другие, очевидно произошедшие от
поведения самок при спаривании. Однако в своей нынешней функции эти жес-
ты не имеют ничего общего ни с ребячливостью, ни с дамской сексу-
альностью, а лишь обозначают (в переводе на человеческий язык): "Не тро-
гай меня, пожалуйста!" Напрашивается предположение, что у этих животных
специальные механизмы торможения запрещали нападение на детей или, соот-
ветственно, на самок еще до того, как такие выразительные движения при-
обрели общий социальный смысл. Но если так - можно предположить, что
именно через них из пары и семьи развилась более крупная социальная
группа.
Тормозящие агрессию жесты подчинения, которые развились из требова-
тельных выразительных движений молодых животных, распространены в первую
очередь у псовых. Это и неудивительно, потому что у них так сильно тор-
можение, защищающее детей. Р. Шенкель показал, что очень многие жесты
активного подчинения - т.е. дружеской покорности по отношению к "уважае-
мому", но не вызывающему страха сородичу высшего ранга - происходят не-
посредственно из отношений щенка с его матерью. Когда собака тычет мор-
дой, теребит лапой, лижет щеку возле рта - как все мы знаем у дружелюб-
ных псов, - все это, говорит Шенкель, производные от движений при соса-
нии или при просьбе накормить. Точно так же, как учтивые люди могут вы-
ражать друг другу взаимную покорность, хотя в действительности между ни-
ми существуют вполне однозначные отношения иерархии, так и две взаимно
дружелюбные собаки исполняют друг для друга инфантильные жесты смирения,
особенно при дружеском приветствии после долгой разлуки. Эта взаимная
предупредительность и у волков заходит настолько далеко, что Мури - во
время своих замечательно успешных полевых наблюдений в горах Мак-Кинли -
зачастую не мог определить иерархические отношения двух взрослых самцов
по их выразительным движениям приветствия. На острове Айл-Ройял, распо-
ложенном в Национальном парке Великого озера, С. Л. Эллен и Л. Д. Мэч
наблюдали неожиданную функцию церемонии приветствия. Стая, состоявшая
примерно из 20 волков, жила зимой за счет лосей, причем, как выяснилось,
исключительно за счет ослабевших животных. Волки останавливают каждого
лося, до которого могут добраться, но вовсе не стараются его разорвать,
а тотчас прекращают свое нападение, если тот начинает защищаться энер-
гично и мощно. Если же они находят лося, который ослаблен паразитами,
инфекцией или, как это часто у жвачных, зубной фистулой, - тут они сразу
замечают, что есть надежда поживиться. В этом случае все члены стаи
вдруг собираются вместе и рассыпаются во взаимных церемониях: толкают
друг друга мордами, виляют хвостами - короче, ведут себя друг с другом,
как наши собаки, когда мы собираемся с ними гулять. Эта общая "нос-к-но-
су-конференция" (так она называется по-английски), безо всяких сомнений,
означает соглашение, что на обнаруженную только что жертву будет устрое-
на вполне серьезная охота. Как здесь не вспомнить танец воинов масаи,
которые ритуальной пляской поднимают себе дух перед охотой на льва!

 

Назад                         Вперед