Мы слишком привыкли видеть эти сообще- ства; а поскольку мы сами тоже социальные

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 85

 


 

с виду вопрос, для чего может
быть полезна "вредная" агрессия, о значении которой для сохранения вида
мы знаем уже из 3-й главы; но, странным образом, очень трудно сказать,
для чего нужно объединение в громадные анонимные стаи, какие бывают у
рыб, птиц и многих млекопитающих. Мы слишком привыкли видеть эти сообще-
ства; а поскольку мы сами тоже социальные существа - нам слишком легко
представить себе, что одинокая сельдь, одинокий скворец или бизон не мо-
гут чувствовать себя благополучно. Поэтому вопрос "Зачем?" просто не
приходит в голову. Однако правомочность такого вопроса тотчас становится
ясной, едва мы присмотримся к очевидным недостаткам крупных стай:
большому количеству животных трудно найти корм, спрятаться невозможно (а
эту возможность естественный отбор в других случаях оценивает очень вы-
соко), возрастает подверженность паразитам, и т.д., и т.п.
Легко предположить, что одна сельдь, плывущая в океане сама по себе,
или один вьюрок, самостоятельно улетающий по осени в свои скитания, или
один лемминг, пытающийся в одиночку найти угодья побогаче при угрозе го-
лода, - они имели бы лучшие шансы на выживание. Плотные стаи, в которых
держатся эти животные, просто-таки провоцируют их эксплуатацию "хищника-
ми одного удара", вплоть до "Германского акционерного общества рыбо-
ловства в Северном море". Мы знаем, что инстинкт, собирающий животных,
обладает огромной силой, и что притягивающее действие, которое оказывает
стая на отдельных животных и небольшие их группы, возрастает с размером
стаи, причем вероятно даже в геометрической прогрессии. В результате у
многих животных, как например у вьюрков, может возникнуть смертельный
порочный круг. Если под влиянием случайных внешних обстоятельств - нап-
ример, чрезвычайно обильный урожай буковых орешков в определенном райо-
не, - зимнее скопление этих птиц значительно, на порядок, превысит обыч-
ную величину, то их лавина перерастает экологически допустимые пределы,
и птицы массами гибнут от голода. Я имел возможность наблюдать такое ги-
гантское скопление зимой 1951 года близ Турензее в Швейцарии. Под де-
ревьями, на которых спали птицы, каждый день лежало много-много трупи-
ков; несколько выборочных проб с помощью вскрытия однозначно указали на
голодную смерть.
Я полагаю, будет вполне естественно, если из явных и крупных недос-
татков, присущих жизни в больших стаях, мы извлечем тот вывод, что в ка-
ком-то другом отношении такая жизнь должна иметь какие-то преимущества,
которые не только спорят с этими недостатками, но и превышают их - нас-
только, что селекционное давление выпестовало сложные поведенческие ме-
ханизмы образования стаи.
Если стадные животные хотя бы в малейшей степени вооружены - как,
скажем, галки, мелкие жвачные или маленькие обезьяны, - то легко понять,
что для них единство - это сила. Отражение хищника или защита схваченно-
го им члена стаи даже не обязательно должны быть успешными, чтобы иметь
видосохраняющую ценность. Если социальная защитная реакция галок и не
приводит к спасению галки, попавшей в когти ястреба, а лишь докучает
ястребу настолько, что он начинает охотиться на галок чуть-чуть менее
охотно, чем, скажем, на сорок, - этого уже достаточно, чтобы защита то-
варища приобрела весьма существенную роль. То же относится к "запугива-
нию", с которым преследует хищника самец косули, или к яростным воплям,
с какими преследуют тигра или леопарда многие обезьянки,

 

Назад                         Вперед