Еще один очень сильный довод в пользу правильности моего объяснения вытекает из

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 87

 


 

выглядит как одна громадная рыбина; а поскольку многие довольно глупые
хищники, например барракуда, очень боятся подавиться, напав на слишком
крупную добычу, - это может играть своеобразную защитную роль.
Еще один очень сильный довод в пользу правильности моего объяснения
вытекает из того, что, очевидно, ни один крупный профессиональный хищник
не нападает на жертву внутри плотного стада. Не только крупные млекопи-
тающие хищники, как лев и тигр, задумываются об обороноспособности их
добычи, прежде чем прыгнуть на буйвола в стаде. Мелкие хищники, охотящи-
еся на беззащитную дичь, тоже почти всегда стараются отбить от стаи ко-
го-то одного, прежде чем соберутся всерьез на него напасть. Сапсан и
чеглок имеют даже специальный охотничий прием, который служит исключи-
тельно этой цели и никакой другой. В. Бээбе наблюдал то же самое у рыб в
открытом море. Он видел, как крупная макрель следует за косяком мальков
рыбы-ежа и терпеливо ждет, пока какая-нибудь-одна рыбка не отделится на-
конец от плотного строя, чтобы самой схватить какую-то мелкую добычу.
Такая попытка неизменно заканчивалась гибелью маленькой рыбки в же-
лудке большой.
Перелетные стаи скворцов, очевидно, используют затруднения хищника с
выбором цели для того, чтобы специальной воспитательной мерой внушать
ему дополнительное отвращение к охоте на скворцов. Если стая этих птиц
замечает в воздухе ястреба-перепелятника или чеглока, то она стягивается
настолько плотно, что кажется - птицы уже не в состоянии работать
крыльями. Однако таким строем скворцы не уходят от хищника, а спешат ему
навстречу и в конце концов обтекают его со всех сторон, как амеба обте-
кает питательную частицу, пропуская ее внутрь себя в маленьком пустом
объеме, в "вакуоли". Некоторые наблюдатели предполагали, что в результа-
те такого маневра у хищной птицы забирается воздух из-под крыльев, так
что она не может не только нападать, но и вообще летать. Это, конечно,
бессмыслица; но такое переживание наверняка бывает для хищника достаточ-
но мучительным, чтобы оказать упомянутое воспитательное воздействие; так
что это поведение имеет видосохраняющую ценность.
Многие социологи полагают, что изначальной формой социального объеди-
нения является семья, а уже из нее в процессе эволюции развились все
разнообразные формы сообществ, какие мы встречаем у высших животных. Это
может быть верно для общественных насекомых, а возможно, и для некоторых
млекопитающих, включая приматов и человека, но такое утверждение нельзя
обобщать.
Самая первая форма "сообщества" - в самом широком смысле слова - это
анонимное скопление, типичный пример которого нам дают рыбы в мировом
океане. Внутри такого скопления нет ничего похожего на структуру; ника-
ких вожаков и никаких ведомых - лишь громадная масса одинаковых элемен-
тов. Несомненно, они взаимно влияют друг на друга; несомненно, существу-
ют какие-то простейшие формы "взаимопонимания" между особями, составляю-
щими эти скопления. Когда кто-то из них замечает опасность и спасается
бегством, - все остальные, кто может заметить его страх, заражаются этим
настроением.
Насколько широко распространится такая паника в крупном косяке, ока-
жется ли она в состоянии побудить весь косяк к повороту и бегству - это
сугубо количественный вопрос; ответ здесь зависит от того, сколько осо-
бей испугались и насколько интенсивно они удирали. Так же можег среаги-
ровать весь косяк и на привлекающий стимул,

 

Назад                         Вперед