Ее реши- тельное движение наверняка увлечет в том же направлении и других рыб, и

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 88

 


 

вызывающий "позитивный так-
сис", даже в том случае, если его заметила лишь одна особь. Ее реши-
тельное движение наверняка увлечет в том же направлении и других рыб, и
снова лишь вопрос количества, позволит ли себя увлечь весь косяк.
Чисто количественное, в определенном смысле очень демократическое
проявление такой "передачи настроений" состоит в том, что решение дается
косяку тем труднее, чем больше в нем рыб и чем сильнее у них стадный
инстинкт. Рыба, которая по какой-то причине поплыла в определенном нап-
равлении, вскоре волей-неволей выплывает из косяка и попадает при этом
под влияние всех стимулов, побуждающих ее вернуться. Чем больше рыб вып-
лывает в одном и том же направлении, - какие бы внешние стимулы ни по-
буждали каждую из них, - тем скорее они увлекут весь косяк; чем больше
косяк - а вместе с тем и его обратное влияние, - тем меньшее расстояние
проплывают его предприимчивые представители, прежде чем повернут обрат-
но, словно притянутые магнитом. Поэтому большая стая мелких и плотно
сбившихся рыбок являет жалкий образец нерешительности. То и дело предп-
риимчивые рыбки образуют маленькие группы, которые вытягиваются из стаи,
как ложноножка у амебы.
Чем длиннее становятся эти псевдоподии, тем они делаются тоньше, и
тем сильнее, очевидно, становится напряжение вдоль них; как правило,
этот поиск заканчивается стремительным бегством в глубь стаи. Когда ви-
дишь это - поневоле начинаешь нервничать, сомневаться в демократии и на-
ходить достоинства в политике правых.
Что такие сомнения мало оправданны - доказывает простой, но очень
важный для социологии опыт, который провел однажды на речных гольянах
Эрих фон Хольст. Он удалил одной-единственной рыбе этого вида передний
мозг, отвечающий - по крайней мере у этих рыб - за все реакции стайного
объединения. Гольян без переднего мозга выглядит, ест и плавает, как
нормальный; единственный отличающий его поведенческий признак состоит в
том, что ему безразлично, если никто из товарищей не следует за ним,
когда он выплывает из стаи. Таким образом, у него отсутствует нереши-
тельная "оглядка" нормальной рыбы, которая, даже если очень интенсивно
плывет в каком-либо направлении, уже с самых первых движений обращает
внимание на товарищей по стае: плывут ли за ней и сколько их, плывущих
следом. Гольяну без переднего мозга это было совершенно безразлично; ес-
ли он видел корм или по какой-то другой причине хотел кудато, он реши-
тельно плыл туда - и, представьте себе, вся стая плыла следом. Искале-
ченное животное как раз изза своего дефекта стало несомненным лидером.
Внутривидовая агрессия, разделяющая и отдаляющая сородичей, по своему
действию противоположна стадному инстинкту, так что - само собой разуме-
ется - сильная агрессивность и тесное объединение несовместимы. Однако
не столь крайние проявления обоих механизмов поведения отнюдь не исклю-
чают друг друга. И у многих видов, образующих большие скопления, от-
дельные особи никогда не переступают определенного предела: между кажды-
ми двумя животными всегда сохраняется какое-то постоянное пространство.
Хорошим примером тому служат скворцы, которые рассаживаются на телеграф-
ном проводе с правильными промежутками, словно жемчужины в ожерелье.
Дистанция между каждыми двумя скворцами в точности соответствует их воз-
можности достать друг друга клювом. Непосредственно после приземления
скворцы размещаются случайным образом; но те,

 

Назад                         Вперед