Но кваква никогда не научается понимать, что у соседа есть свое гнездо и потому он

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 93

 


 

бы, после сотни повторений
одного и того же события эта глупая скотина должна наконец сообразить,
что ее сосед - испуганный, с прижатыми перьями, выражающими что угодно,
но уж никак не воинственные намерения, - хочет только "проскочить поско-
рее". Но кваква никогда не научается понимать, что у соседа есть свое
гнездо и потому он совершенно не опасен. Не понимает - и не делает ника-
кой разницы между этим соседом и совершенно чужим пришельцем, замыслив-
шим завоевание участка. Даже наблюдатель, не слишком склонный очеловечи-
вать поведение животных, часто не может удержаться от злости на беспре-
рывные резкие вопли и яростный стук клювов, которые то и дело раздаются
в колонии кваквы, в любой час дня и ночи, круглые сутки. Казалось бы,
можно легко обойтись без этой ненужной траты энергии, поскольку кваквы в
принципе могут узнавать друг друга индивидуально. Совсем маленькие птен-
цы одного выводка еще в гнезде знают друг друга, совершенно безошибочно
и прямо-таки яростно нападают на подсаженного к ним чужого птенца, даже
если он в точности того же возраста. Вылетев из гнезда, они тоже до-
вольно долго держатся вместе, ищут друг у друга защиты и в случае напа-
дения обороняются плотной фалангой. Тем более странно, что взрослая пти-
ца, сидящая на гнезде, никогда не ведет себя так, "как если бы она зна-
ла", что ее соседка - сама вполне обеспеченная домовладелица, у которой
наверняка нет никаких завоевательских намерений.
Можно спросить, почему же все-таки кваква до сих пор не "додумалась
до открытия", лежащего на самой поверхности, и не использовала своей
способности узнавать сородичей для избирательного привыкания к соседям,
избавив себя тем самым от невероятного количества волнений и энергети-
ческих затрат? Ответить на этот вопрос трудно, но по-видимому он и пос-
тавлен неверно. В природе существует не только целесообразное для сохра-
нения видов, но и все не настолько нецелесообразное, чтобы повредить су-
ществованию вида.
Чему не научилась кваква, - привыкать к соседу, о котором известно,
что он не замышляет нападения, и за счет этого избегать ненужных прояв-
лений агрессии, - в том значительно преуспела одна из рыб: одна из уже
известной нам своими рыбьими рекордами группы цихлид. В североафриканс-
ком оазисе Гафза живет маленький хаплохромис, о социальном поведении ко-
торого мы узнали благодаря основательнейшим наблюдениям Росла Киршхофера
в естественных условиях. Самцы строят там тесную колонию "гнезд", лучше
сказать - ямок для икры.
Самки лишь выметывают икру в эти гнезда, а затем - как только самцы
ее оплодотворят - забирают ее в рот и уплывают на другое место, на бога-
тое растительностью мелководье возле берега, где они будут выращивать
молодь.
Крошечный участок каждого из самцов бывает почти целиком занят икря-
ной ямкой, которую рыбка выгрызает ртом и выметает хвостовым плавником.
Каждый самец каждую плывущую мимо самку старается приманить к своей ямке
определенными Ритуализованными действиями ухаживания и так называемым
указывающим плаванием. За этой деятельностью они проводят большую часть
года; не исключено даже, что они постоянно пребывают на нерестилище. Нет
и никаких оснований предполагать, что они часто меняют свои участки. Та-
ким образом, каждый имеет достаточно времени, чтобы основательно позна-
комиться со своими

 

Назад                         Вперед