Доктор Киршхофер не испугался чудовищной работы - выло- вить всех самцов такой

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 94

 


 

соседями; а уже давно установлено, что цихлиды вполне
способны на это. Доктор Киршхофер не испугался чудовищной работы - выло-
вить всех самцов такой колонии и индивидуально обозначить каждого из
них. И тогда оказалось, что каждый самец, на самом деле, совершенно точ-
но знает хозяев соседних участков и мирно сносит их присутствие рядом с
собою, но тотчас же яростно нападает на каждого чужака, стоит лишь тому
направиться, даже издали, в сторону его икряной ямки.
что у млекопитающих - а именно у грызунов - тоже существуют ги-
гантские семьи, которые ведут себя точно так же. Это важное открытие
сделали почти одновременно и совершенно независимо друг от друга Ф.
Штайнигер и И. Эйбл-Эйбесфельдт; один на серых крысах, а другой на домо-
вых мышах.
Эйбл, который в то время еще работал на биологической станции
Вильхельминенберг у Отто Кенига, следовал здравому принципу жить в мак-
симально близком контакте с изучаемыми животными; мышей, бегавших по его
бараку, он не только не преследовал, но регулярно подкармливал и вел се-
бя так спокойно и осторожно, что в конце концов совершенно приручил их и
мог без помех наблюдать за ними в непосредственной близости. Однажды
случилось так, что раскрылась большая клетка, в которой Эйбл держал це-
лую партию крупных темных лабораторных мышей, довольно близких к диким.
Как только эти животные отважились выбраться из клетки и забегали по
комнате - местные дикие мыши тотчас напали на них, прямо-таки с беспри-
мерной яростью, и лишь после тяжелой борьбы им удалось вернуться под на-
дежную защиту прежней тюрьмы. Ее они обороняли успешно, хотя дикие домо-
вые мыши пытались ворваться и туда.
Штайнигер помещал серых крыс, пойманных в разных местах, в большом
вольере, где животным были предоставлены совершенно естественные усло-
вия. С самого начала отдельные животные, казалось, боялись друг друга.
Нападать им не хотелось. Тем не менее иногда доходило до серьезной
грызни, когда животные встречались случайно, особенно если двух из них
гнали вдоль ограждения друг другу навстречу, так что они сталкивались на
больших скоростях. По-настоящему агрессивными они стали только тогда,
когда начали привыкать и делить территории. Одновременно началось и об-
разование пар из незнакомых друг другу крыс, найденных в разных местах.
Если одновременно возникало несколько пар, то следовавшие за этим схват-
ки могли продолжаться очень долго; если же одна пара создавалась раньше,
то тирания объединенных сил обоих супругов настоль со подавляла несчаст-
ных соседей, что дальнейшее образование пар было парализовано.


Одиночные крысы явно понижались в ранге, и отныне пара преследовала
их беспрерывно. Даже в загоне площадью 64 квадратных метра такой паре
было достаточно двухтрех недель, чтобы доконать всех остальных обитате-
лей, т.е. 10-15 сильных взрослых крыс.
Оба супруга победоносной пары были одинаково жестоки к побежденным
сородичам, хотя было очевидно, что он предпочитает терзать самцов, а она
- самок. Побежденные крысы почти не защищались, отчаянно пытались убе-
жать и, доведенные до крайности, бросались туда, ще крысам удается найти
спасение очень редко, - вверх. Вместо сильных, здоровых животных Штайни-
гер неоднократно видел израненных, измученных крыс, которые средь бела
дня, совершенно открыто, сидели высоко на кустах или

 

Назад                         Вперед