Если же вместе с крысой он брал из загона почву, хворост и т

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Конрад Лоренц. Агрессия. Часть 97

 


 

как чужого. Если же
вместе с крысой он брал из загона почву, хворост и т.д. и помещал все
это на пустое и чистое стеклянное основание, так что изолированный зве-
рек получал с собой приданое из таких вещей, которые позволяли ему сох-
ранить на себе запах стаи, то такого зверька безоговорочно признавали
членом стаи даже после отсутствия в течение недель.
Поистине душераздирающей была участь одной черной крысы, которую Эйбл
отсадил от стаи первым из описанных способов, а затем вернул в загон в
моем присутствии. Этот зверек очевидно не забыл запах своей стаи, но не
знал, что сам он пахнет по-другому. Поэтому, будучи перенесен в прежнее
место, он чувствовал себя совершенно надежно, он был дома, так что сви-
репые укусы его прежних друзей были для него совершенно неожиданны. Даже
после нескольких серьезных ранений он все еще не пугался и не пытался
отчаянно бежать, как это делают действительно чужие крысы после первой
же встречи с нападающим членом местного клана. Спешу успокоить мягкосер-
дечного читателя, сообщив ему, что в том случае мы не стали дожидаться
печального конца, а посадили подопытного зверька в родной загон под за-
щиту маленькой проволочной клетки и держали его там до тех пор, пока он
не возобновил свой "запах-паспорт" и не был снова принят в стаю.


Без такого сентиментального вмешательства жребий чужой крысы поистине
ужасен. Самое лучшее, что с ней может произойти, - ее сразит насмерть
шок безмерного ужаса; С. А. Барнетт наблюдал единичные случаи такого ро-
да. Иначе же сородичи медленно растерзают ее. Редко можно так отчетливо
видеть у животного отчаяние, панический страх - и в то же время знание
неотвратимости ужасной смерти, как у такой крысы, готовой к тому, что
крысы ее казнят: она больше не защищается! Невольно напрашивается срав-
нение такого поведения с другим - когда она встречает угрозу со стороны
крупного хищника, загнавшего ее в угол, и у нее не больше шансов спас-
тись от него, чем от крыс чужой стаи. Однако подавляюще превосходящему
врагу она противопоставляет смертельно-мужественную самозащиту, лучшую
из всех оборон, какие бывают на свете, - атаку. Кому в лицо когда-нибудь
бросалась, с пронзительным боевым кличем своего вида, загнанная в угол
серая крыса - тот поймет, что я имею в виду.
Для чего же нужна эта партийная ненависть между стаями крыс? Какая
задача сохранения вида породила такое поведение? Так вот, самое ужасное
- и для нас, людей, в высшей степени тревожное - состоит в том, что эти
добрые, старые дарвинистские рассуждения применимы только там, где су-
ществует какая-то внешняя, из окружающих условий исходящая причина, ко-
торая и производит такой выбор. Только в этом случае отбор вызывается
приспособлением. Однако там, где отбор производится соперничеством соро-
дичей самим по себе, - там существует, как мы уже знаем, огромная опас-
ность, что сородичи в слепой конкуренции загонят друг друга в самые тем-
ные тупики эволюции. Ранее мы познакомились с двумя примерами таких лож-
ных путей развития; это были крылья аргус-фазана и темп работы в запад-
ной цивилизации. Таким образом, вполне вероятно, что партийная ненависть
между стаями, царящая у крыс, -

 

Назад                         Вперед