Их не было и тогда, и через несколько месяцев

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Бэндлер Р. Гриндер Д. Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона. Часть 18

 


 

при этом автор пытался выявить у пациента какие-нибудь сомнения и неуверенность. Их не было и тогда, и через несколько месяцев.
Этот вышеописанный случай позволяет читателю понять, как во время применения внушений на индукцию и сохранение состояний транса можно разнообразить гипнотерапевтические внушения для достижения определенной цели. Если судить по опыту автора, то такое разнообразие и введение терапевтических внушений, направленных на сохранение транса, делает терапевтические внушения более эффективными. Пациент слышит их, понимает их, но прежде чем он сможет отреагировать на них или засомневаться относительно их, его внимание отвлекается внушениями на сохранение транса. А те, в свою очередь, являются не чем иным, как продолжением индукции транса. Таким образом, терапевтическому внушению придается аура значения и эффективности, происходящей из воздействовавших уже внушений индукции и сохранения транса. Тогда снова можно повторить те же самые терапевтические внушения, чередуя их удобным образом; возможно, придется повторить много раз до тех пор, как врач не почувствует уверенность, что пациент адекватно принял терапевтические внушения. Тогда терапевт может перейти к другому аспекту лечения, используя тот же метод чередования.
В вышеупомянутом отчете не дается целый ряд повторений для каждого терапевтического внушения по той причине, что их число может изменяться в соответствии с каждой группой идей и понятий которые сообщаются пациенту, и с каждым отдельным пациентом и с каждой терапевтической проблемой.
Кроме того, такое чередование внушений для амнезии и 29

постгипнотических внушений с внушениями на сохранение транса можно осуществлять с еще большей эффективностью. Пример из повседневной жизни: задание, обычно состоящее из двух задач, обычно более эффективно, чем два отдельных задания тех же двух задач. Например, мать может сказать: “Джонни, как только положишь свой велосипед, сходи и закрой дверь гаража”. Это звучит как одна задача, один аспект которой создает условия для выполнения второго аспекта, и, таким образом, создается впечатление, что задача становится легче. Просьба отложить свой велосипед, затем просьба пойти и закрыть дверь гаража звучат как два отдельных необъединенных задания. В ответ на два отдельных задания можно легко дать отказ выполнить первую или вторую задачу, или обе вместе. Но что означает отказ, когда обе задачи объединены в одно задание? Что он не отложит велосипед? Или что он не пойдет к гаражу? Или не закроет дверь гаража?
Размер усилия, необходимого для идентификации того, от чего человек отказывается, сам по себе является средством, удерживающим от отказа. Человек вряд ли может отказаться делать все. Следовательно, Джонни может неохотно выполнить задание, но не будет заниматься анализом ситуации. Если ему давать эти задания по отдельности, то в ответ на каждое задание он сможет сказать: “Попозже”. Но в ответ на объединенное задание он вряд ли сможет сказать “позже”, так как, если он отложит велосипед “потом”, то он “немедленно” должен идти к гаражу и “немедленно” закрыть дверь. Для этого нужны специальные рассуждения, но это “эмоциональные” рассуждения, которые обычно в повседневной жизни, а повседневная жизнь - не упражнение в логике.
В обычной практике автор говорит пациенту: “Как только вы сядете в кресло, сразу же входите в транс”. Разумеется, пациент и так собирается сесть в кресло. Но вход в состояние транса делается зависимым от сидения •в кресле; следовательно, состояние транса развивается из того. что

 

Назад                         Вперед