Например, часто, как часть процесса индукции, гипнотизер будет включать предложение

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Бэндлер Р. Гриндер Д. Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона. Часть 58

 


 

может ограничить себя вербальными описаниями в точности тех вещей, которые он имеет возможность непосредственно обозревать. Например, часто, как часть процесса индукции, гипнотизер будет включать предложение типа:
...делая вдох и выдох...
...читая слева направо...
где он следит за моментом своего произнесения слов вдох и выдох, чтобы поймать соответствующие дыхательные движения клиента. Или, в случае стандартной левитации рук, гипнотизер типично будет включать утверждения, как:
...поднятие, внезапный рывок...
...еще выше...,
где эти слова-описания проговариваются гипнотизером точно в тот момент, когда рука клиента действительно поднимается, делает рывок и т.п.
Другой отличный способ следования для гипнотизера — это использование им вербальных описаний, которые позволяют клиенту галлюцинировать или проецировать его текущие переживания на используемые описания. Умелый гипнотизер, применяющий этот способ следования на полную мощность, использует универсальный процесс человеческого моделирования - опущение, искажение и генерализацию. Как мы пространно объясняем в “Структуре Магии”-I , гл.2, 3, 4, внутри систем языка, которые каждый из нас использует для коммуникаций, существует масса механизмов искажения. Возможно, наиболее жесткий из них - лингвистически - процесс номинализации, лингвистический процесс репрезентации процесса как события. Как показано в примерах с крушением надежд и глубиной, другие два моделирующих процесса типически вовлекаются, когда имеет место процесс номинализации. Предикат “сокрушать” используется в предложении:
Крушение надежд было очевидным, в номинализированной форме. В глубинной структуре предложения, в которой присутствовала номинализация крушение, существовала и дополнительная информация, кто или что сокрушил надежды кого (в
84

действительности это требует дополнительного объяснения в референтной структуре). Оба этих куска информации не могут быть репрезентированы в поверхностной структуре. Аналогично, с номинализацией глубина:
поверхностная структура не содержит информации, касающейся того, какая глубина и глубина чего. Так как информация опущена и таким образом не может являться в действительном выражении гипнотизера, предложение само не несет референтного индекса, который понимается как конкретное переживание. Поэтому результирующая часть глубина становится для слушающего возможным описанием широкого спектра переживаний. Это предоставляет клиенту огромное количество возможностей выбора интерпретаций, галлюцинаций или проекций. С помощью этого средства клиент оказывается более активно включенным в процесс трансовой индукции или поведения в глубоком трансе. В дополнение, конечно, гипнотизер успешно “следует” переживаниям клиента. С помощью такого искусного использования трех процессов человеческого моделирования -в этом случае специфических лингвистических механизмов этих трех процессов - номинализации, трансформационного опущения и отсутствия референтного индекса гипнотизер может с успехом следовать переживаниям клиента без знания их сущности. Это позволяет гипнотизеру иметь бесконечный спектр возможностей выбора в его вербализациях. Как говорит Эриксон:
...его любопытстве..., которое бы очень помогло в подведении Хаксли к тому, чтобы добавить к вербализациям техники конфуза другие возможные отработанные значения, сигнификации и связи, таким образом действительно подкрепляющие эффективность моих усилий... Это было преднамеренно смутное, но обещающе обширное предложение, и я просто положился на интеллект Хаксли, чтобы развить его избыточной многозначительностью для него самого, которую я не мог даже пытаться разгадать—Я даже не пытался спекулировать на тему, что мои “предложения” могут означать для Хаксли.
Так, первая часть первого цитируемого Эриксоном предложения - глубина -восхитительно отвечает намерениям как его самого, так и Хаксли.
Второй паттерн, который мы хотим взять из этой выдержки в семь слов, задается словами “от части и отчасти”:
Глубина исходила от части и отчасти
Отметим сначала, что в его письменной форме в нем нет неопределенности относительно фразы

 

Назад                         Вперед