Одни его инициативы казались ему плохо подготовленными, другим

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Джозеф О"Коннор, Джон Сеймор. Введение в NLP Часть 81

 


 

на одни проекты и слишком мало на другие. Одни его инициативы казались ему плохо подготовленными, другим. наоборот, он слишком много уделял внимания.
Однажды вечером в гостях у отца был замечательный актер, известный своими ролями на сцене и в кино. Он был моим героем, и я с удовольствием слушал его истории.
Поздно вечером один из гостей попросил его открыть секрет своего необыкновенного искусства. "Ну хорошо, - сказал актер, - довольно странно, но я многому научился в молодости. задавая всем один и тот же вопрос. Мальчишкой я любил цирк - красочный, шумный, экстравагантный и волнующий. Я воображал себя на арене в лучах прожекторов, раскланивающимся рукоплещущим трибунам. Это было изумительно. Одним из моих кумиров был канатоходец в одном известном цирке на колесах, у него было необыкновенное чувство равновесия и изящества на высоте. Как-то летом я подружился с ним и был очарован его искусством и окружавшей его атмосферой опасности, он редко использовал страховочную сетку. Однажды в конце лета я ходил грустный по поводу того, что цирк собирался покинуть наш город, Я отыскал своего друга, и мы просидели до темноты. В то время все, чего я хотел, - это быть таким же, как он, я хотел выступать в цирке. Я спросил его, в чем заключался секрет его искусства.
"Во-первых, - ответил он, - я отношусь к каждому своему проходу по проволоке как к самому важному проходу в своей жизни, как к самому последнему проходу, и я хочу, чтобы он был самым лучшим. Я планирую каждый свой выход на арену очень тщательно. Многие вещи в своей жизни я делаю по привычке, но выступление в цирке не из их числа. Я внимательно отношусь к тому, что я ношу, что я ем, как я выгляжу. Я мысленно проигрываю каждое выступление так, как будто оно прошло успешно: прежде чем выйти на арену, я представляю себе, что я буду видеть, что я буду слышать и что ощущать. Именно так я избегаю всяких неприятных неожиданностей. Кроме того, я ставлю себя на место зрителя и воображаю себе, что он будет видеть, слышать и чувствовать. Я продумываю все это заранее, еще на земле. Когда же я стою на высоко натянутой проволоке, я об этом уже надумаю, и все мое внимание направлено вовне.
И хотя это было не совсем то, что я хотел услышать от него в то время, я навсегда запомнил то, что он сказал.
- Ты думаешь, я не теряю равновесия? - спросил он меня.
- Я никогда не видел, чтобы ты терял равновесие, - ответил я.
- Ты ошибаешься, - сказал он. - Я постоянно теряю равновесие. Я просто удерживаю его в определенных границах. которые установил для себя. Я бы не смог идти по проволоке, если бы постоянно не терял равновесие, раскачиваясь сначала в одну сторону, затем в другую. Равновесие это не то, что вы можете иметь подобно тому, как клоун имеет клоунский нос, это состояние контролируемого движения то в одну, то в другую сторону. Когда мой выход завершается, я вновь проигрываю его мысленно, чтобы увидеть то новое, чему бы я мог научиться на

 

Назад                         Вперед