Это уничижительно по отношению к Дугласу, обкрадывает его признания своих растущих

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Лесли Камерон-Бэндлер, Дэвид Гордон, Майкл Лебо Часть 127

 


 

потребностей. Это уничижительно по отношению к Дугласу, обкрадывает его признания своих растущих навыков. Это является также возможным неверием в его будущее развитие, поскольку с детских лет он лишен возможностей иметь необходимые или полезные ощущения для своей эволюции как полноценного человеческого существа. Ее критерий безопасности является одним из тех, которым любой родитель будет дорожить, безотносительно от возраста.
Но то, что составляет безопасность (то есть, эквивалент критерия для безопасности), с необходимостью изменяется по мере того, как изменяется ребенок. Для младенца, безопасность по отношению к ножам означает не обращаться с ними вообще. Но позже, этот эквивалент критерия должен быть исправлен включением в него использования ножей безопасным образом. Нравится это или нет -- признаете или нет -- ваш ребенок неизбежно будет обращаться с ножами. Поэтому, в интересах безопасности, будет лучше всего, если ребенок научится правильному обращению с ножами, когда для этого настанет время. Однако, это не единственный путь, каким это неприемлемое реагирование может быть выработано.
Гарольд получал огромное наслаждение от оперы, и он хотел, чтобы его семилетний сын Джозеф разделял эту утонченность. Гарольд просунул голову в комнату Джозефа и сказал, "Джозеф, одевай туфли и пальто. Мы идем на "ВОЛШЕБНУЮ ФЛЕЙТУ!" Увлеченный странной конструкцией, рождающейся из его конструктора Лего, Джозеф не заметил присутствия отца, и продолжал защелкивать маленькие пластиковые детали на места. Тон Гарольда стал раздраженно-строгим. "Джозеф!" Мальчик взглянул на отца. "Тебе следует быть внимательнее и не пренебрегать кем-либо, кто говорит с тобой. А теперь, одевай туфли и пальто." Лего придется подождать.
В оперном театре кресло все время складывалось и пыталось проглотить Джозефа. Он не мог видеть, не вставая на колени, но тогда у него сводило ноги. Когда он пытался вытянуть их, на него шикал отец, "Сиди смирно и наслаждайся представлением!" Джозеф старался. Декорации были прелестными, но было трудно понять, что происходит, поскольку люди на сцене не говорили по-английски. Он хотел пойти в туалет, но Папа сказал, "Жди." Он был голоден, Папа сказал "Тихо!" Он хотел пить, а Папа пригрозил раздраженным шепотом "Если ты не успокоишься, мы уйдем!" Джозеф задумался на минуту, потом спросил можно ли ему побегать между рядами стульев.
Семилетка уже не младенец, но он еще и не взрослый. Это прекрасно, что Гарольд хочет приобщить сына к прелести и страстям оперы, но Гарольду не стоит делать это способом, который пренебрегает способностью ДЖОЗЕФА оценить прелесть и страсть, также, как и потребностями и пристрастиями семилетнего мальчика. Это не означает, что Гарольду не надо было брать своего сына в оперу. Это однако означает, что Гарольду следовало бы ожидать от Джозефа поведения семилетнего мальчика, которое обычно не включает тихое сидение в течение трех часов, заинтересованность формой искусства, которую он не понимает, проведение долгих промежутков времени без еды, питья, игр и так далее. Вместо того, чтобы реагировать на Джозефа такого, каков он есть, Гарольд реагирует на него такого, каким он будет когда-нибудь (то есть, на взрослого).
Нет ничего изначально неверного в критериях Гарольда. Ошибка Гарольда в приложении их соответственно эквивалентом критериев, скорее присущим взрослым, чем семилетнему ребенку. Для семилетних внимание устойчиво на значительно более коротких интервалах времени, чем у взрослых. Для семилетнего сидеть внимательно на протяжении получаса без

 

Назад                         Вперед