Взрослые часто принимают как должное свои умозаключения и логику, отказываясь

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Лесли Камерон-Бэндлер, Дэвид Гордон, Майкл Лебо Часть 132

 


 

не означает неизбежно, что она поняла необходимость брать их с верха кучи. Взрослые часто принимают как должное свои умозаключения и логику, отказываясь понимать, что их дети могут не придавать тот же самый смысл ощущению, который будет у взрослых. Возможно все, чему научилась Вивиан, было не касаться яблок. Это, наверное, самая бесполезная наука, какую только кто-то может иметь. То, что ей нужно было уразуметь от своей матери, это почему случилось так, что яблоки упали, и как правильно собрать яблоки. Другое, что Вивиан могла понять, было то, что она вредительница. Это почти не требует сообразительности - ее мать просто сказала ей об этом.
Если Люсиль не уделила внимания тому, чему научить дочь в супермаркете, тогда чему же она уделила внимание? Люсиль (как мы обнаружили, когда опрашивали ее), реагировала на ситуацию В НАСТОЯЩЕМ с учетом таких критериев, как приличия, эффективность и контроль. Являются такие критерии приемлемыми, или нет, они определенно обречены на то, чтобы быть нарушенными в обстановке, включающей пятилетнего ребенка. С подобными критериями и ошеломляющей силой происходящего в данный момент, Люсиль оглядывается и видит, что ее дочь (продолжение ее самой) устраивает сцену, тратит ее время и заботу, и не находится под контролем; и, таким образом, находит ситуацию крайним нарушением ее нынешних критериев. Если бы ее критериями были развлечение и волнообразование, очевидно, что к нее были бы совершенно иные реакции на случившееся.
В дополнение к ее неприемлемым оценке и критериям (в смысле возможности обучения ребенка), Люсиль также показывает отсутствие выбора в реагировании (ущербную реакцию) и воображает, как она выглядит в глазах других людей из-за отсутствия у дочери приличий, умения и контроля. Это немедленное замещающее проецирование мнений других людей и их реакций формирует основание смущения Люсиль за проступок ДОЧЕРИ. Ее последующая реакция в виде крика и ругани Вивиан доходит до наложения взыскания (то есть, наказания в виде физической или эмоциональной боли, ущерба или ограничения) за неправильные действия.
Реакция в виде наказания может прийти, однако, от иного, нежели от настоящего. Например, видя своего ребенка, рассыпавшим множество яблок по полу магазина, мать могла бы объединить эту ошибку с другими проступками, совершенными ребенком раньше. Затем, она могла бы реагировать так, как если бы нынешний инцидент был просто другим примером детского непослушания, безрассудства и так далее.
Неотвратимый аспект такого рода ощущений идет из ПРОШЛОГО. Очевидно, опрокидывание тележки с яблоками, оставление пижам на полу и пользование косметикой матери, все являются разными проступками. Однако, если вы группируете все подобные способы поведения в один набор или тип, тогда эти способы поведения будут восприняты, и на них будет реакция, как на примеры ТОГО ЖЕ САМОГО: непослушания или безрассудства. Действия, порожденные внутренними процессами, основанными на таком акценте на прошлых проступках, группируются вместе, и делают очень легким быстрое достижение пределов терпения, как только любой или все неудачные способы поведения или неудачные события запихиваются в один и тот же чувственный мешок.
И, как только мешок наполняется, самый незначительный проступок ребенка будет вызывать внезапные бури наказующего гнева и расстройства.
Другой общей реакцией при виде рассыпанных яблок, является, например, воображение ребенка в будущих событиях, бесконтрольным правонарушителем, вследствие необученности дисциплине сейчас. Часто реакцией на эту будущую возможность является

 

Назад                         Вперед